Курсы валют ( )
USD: 74.16 р. 100 JPY: 68.08 р.
EUR: 90 р. 10 CNY: 11.54 р.
Индексы ( )

|

Finam

Новости finance.comon.ru

LentaInformNews

Главный приморский музей сократил дистанцию между собой и горожанами

19 Августа 2015, 13:00 | Приморье

Руководитель «главного» приморского музея Виктор Шалай рассказал «Золотому Рогу» о том, как удалось вдохнуть в это учреждение новую жизнь

Соприкоснувшись с музейной сферой двадцатилетним, он быстро поднялся по ее ступеням и уже в 27 лет стал самым молодым заместителем директора крупнейшего регионального музея, а в 30 – его руководителем. Его критикуют, с ним спорят, но нельзя не признать того, что с тех пор, как он занял кресло директора, в музей словно вдохнули новую жизнь. И дело не только в изменившемся пространстве музейных экспозиций, креативной подаче и щемящей трогательности сюжетов. Главный приморский музей сократил дистанцию между собой и горожанами, прорвался к молодому поколению и занял заметное место на культурно-событийной карте региона.

Руководитель Приморского государственного краевого объединенного музея им. В.К. Арсеньева Виктор ШАЛАЙ, рассказывая о музейной деятельности, никогда не говорит «я» и всегда подчеркивает, что любое достижение – коллективная заслуга. А достижений этих немало. Полностью поменялось музейное пространство, то и дело открываются новые направления – например, экскурсионное бюро «Время города», составившее конкуренцию местным игрокам рынка внутреннего туризма, - на площадках музея проводятся интересные квесты, мастер-классы, интерактивные образовательные программы, заметно расширилась аудитория гостей…

О том, что оказалось самым сложным в управлении музеем, о пути к сердцам приморцев, кадровой политике, главном музейном продукте и отношении к критике Виктор Шалай рассказал деловой газете «Золотой Рог».

Дважды в одну реку

- Виктор Алексеевич, в этом году один из ваших новых проектов «Рыбий день» выиграл грант Благотворительного фонда Потанина, это уже четвертая ваша победа в столь престижном конкурсе. А на краевом уровне легко ли найти подобную поддержку?

- Если говорить о внебюджетных возможностях, то в регионе их мало, многие местные крупные бизнес-структуры оказались частью огромных корпораций с головными офисами на западе страны, и для них наш регион - один из многих.

Конечно, есть локальные примеры взаимодействия с приморскими предпринимателями, но размеры помощи соответствуют возможностям компаний. У нас же есть в разработке крупные проекты, связанные со строительством новых музейных площадей и реставрацией старых, исследовательскими экспедициями, но пойти с ними к местному бизнесу мы не можем, понимая, что это не их объемы. Надеемся, что Свободный порт, ТОРы привлекут в Приморье новых серьезных игроков и они, в свою очередь, захотят обратить внимание на местные культурные инициативы.

- Тот факт, что вы попробовали «на ощупь» все ступени карьерной лестницы в музее, помогает вам сейчас как руководителю?

- Безусловно, это была отличная школа, и теперь, требуя чего-либо от коллег, я смотрю на это с позиции собственного опыта.

Я пришел сюда юным волонтером, через курсы экскурсоводов, работавшие на площадке Музейно-выставочного центра, и был счастлив просто от того, что имею возможность быть хотя бы косвенно причастным к такой величине, как Музей. А когда мне предложили должность администратора, поверить в это не мог! Правда, спустя время я ушел из музея, и хорошо помню причины этого решения. Четыре года я занимался весьма незатейливой работой, и смею думать, что делал ее хорошо. Ведь что такое быть администратором? В том числе - отвечать за работу персонала. А зарплаты были такие мизерные, что на позиции дворника, сторожа, уборщицы никто не шел, и приходилось выполнять эти функции самому. Поэтому я мел двор, сторожил, мыл полы… Честно, все это было мне не в тягость. Я «летал», потому что нашел пространство, из которого не хотел уходить, радовался месту, людям, общению с ними… В такой эйфории прошло 2 года, и я начал понимать, что мне хочется развития, чувствовал, что способен на большее. Но реальность музея была консервативной, мне говорили: ну куда ты несешься, погоди, не торопись, все придет. Миновал третий год, четвертый… И я не выдержал, ушел, правда недалеко - в журналистику, связанную с краеведением. Пуповиной я по-прежнему был связан с музеем. Вскоре у Музея им. Арсеньева появился новый директор - Владимир Николаевич СОКОЛОВ, - он был человеком менее консервативным, делал ставку на знания и желание работать, и я очень признателен ему за то, что он позвал меня обратно в музей. Мы вместе сделали несколько проектов, и в 27 лет я уже был заместителем директора, это чрезвычайно вдохновляло и стимулировало меня.

Когда Владимир Николаевич уходил с должности, я, будучи его заместителем, посчитал, что будет правильным уйти вместе с ним. Тогда я искренне полагал, что это конец моей работы в этом музее, паковал чемоданы и искал работу за пределами Владивостока, потому что не видел больше применения моим компетенциям во Владивостоке. Музеев здесь, как вы знаете, совсем немного.

- То есть вы даже не предполагали, что вас позовут обратно?

- А меня никто не звал, я на общих основаниях участвовал в конкурсе на эту должность. Меня уговорили принять в нем участие, но я ни на что не рассчитывал и продолжал искать работу. Но оказалось, я прошел. Хотя, если бы я знал тогда весь объем ответственности, физических усилий, рисков, нюансов, которые подразумевает руководство государственным учреждением, я бы не пошел на эту должность.

- Жалеете, что согласились?

- Нет, конечно. За четыре года нами выполнен большой объем работы, и я очень этим горжусь, как реальностью коллективной. Музей нуждался в определенном объеме системных перемен, нужно было совершить качественный скачок, решив за раз массу проблем, которые в обычном режиме быстро решить невозможно. И первые два года были крайне тяжелыми и физически, и эмоционально.

- Что оказалось самым сложным?

- Решиться на диалог, единственной целью которого должно было стать адекватное описание ситуации в музее. Проблема государственного сектора заключается в том, что люди крайне редко называют вещи своими именами. А это было необходимо в условиях дефицита времени: первый контракт со мной был подписан прежним губернатором (Сергеем ДАРЬКИНЫМ. – Прим ред.) на три месяца.

- Всего?

- Да, со словами: «За это время вы должны убедить меня в том, что в ваш музей стоит вкладывать усилия и что вы к 2012 году сможете привести себя в порядок (тогда, как помните, все измерялось саммитовским годом). Я хочу увидеть что-то, что будет свидетельствовать о том, что эти три месяца вы не спали и не ели, а хотели развивать музей. Все остальное мне не интересно». И мы действительно эти три месяца не спали. Одна часть коллектива поддерживала текущую деятельность, а другая в сумасшедшем темпе занималась созданием предпроекта. И мы представили его в назначенный срок. Кстати, следующий контракт тоже был на три месяца.

Главные в музее - хранители

- На кого вы сделали ставку, придя к руководству музеем, - на имеющиеся кадры или специалистов извне?

- В этом смысле мне близка позиция Владимира Николаевича Соколова, я ставлю на знания и огонь в глазах. И хорошо помню свою личную историю, когда был вынужден уйти из музея, не чувствуя перспективы развития. Это постоянно напоминает мне о том, что плох тот директор, который не озабочен ростом своих сотрудников.

Я отдаю должное тому, что называется «костяк коллектива». В нашем музее это, конечно, хранители. Люди с многолетним бесценным опытом, без которых вообразить себе развитие музея невозможно. Но наравне с этим мы активно привлекаем новые кадры. Государственная структура очень консервативна, ее коллектив очень строг на входе. Как в этом случае мотивировать человека, которому двадцать, но который уже имеет компетенцию и у которого горят глаза? Ему надо обустроить реальность, которая бы не прерывала его вдохновения. Для творческого человека важно открытое состояние, ведь состояние войн, интриг и конфликтов не стимулирует рождение хорошего продукта. А это непросто - видеть профессиональную силу другого, уважать его за заслуги, разрушая при этом консервативные отношения между старшими и младшими. Порой приходится слышать, что молодежь нынче пошла своенравная, но это не так. Она просто устала вечно кому-то что-то доказывать. Адекватные молодые люди давно не сидят по подъездам - они встречаются в кофейнях, посещают культурные учреждения, которых стало больше. Привычный набор театр-галерея-музей в последнее время дополнился новыми площадками лофтового типа, которые очень востребованы у молодежи. Молодые люди не живут в ситуации бездуховности и безнравственности, в чем их принято упрекать. Они имеют свое мнение о происходящем, они на многое способны, многие из них всерьез хотят менять к лучшему реальность вокруг себя. Но им сложно доказывать эти свои желания, им мало верят. Поэтому они часто идут по пути реализации своих компетенций просто за деньги, без всяких благородных подтекстов. Но если коммерсанты играют на финансовых и карьерных амбициях молодых специалистов, музей, в дополнение к этому, всерьез предлагает возможность конструировать будущее своего города и края.

- Как вы их мотивируете, чем перетягиваете на свою сторону?

- У нас есть преимущество. Работа в музее – это право каждого на Вечность. Сюда приходят те, кто хочет не только зарабатывать деньги (кстати, зарплаты в музее хоть и невысокие, но давно уже не нищенские), но желает быть причастным к большому делу, которое может стать для них жизнеутверждающим, помочь понять собственную ценность, ощутить принадлежность к тому, что называется «предназначение музея». Те, кто к этому нечувствителен, просто не наш контингент.

Стоит нам открыть вакансию – мы получаем огромное количество резюме. На должность администратора, например, больше сотни приходит. И пускай многие из кандидатов не имеют шансов - они имеют желание и хотят попробовать себя в Музее, который прорвался в их повседневную жизнь и стал важным явлением. Я считаю это большим достижением. Работать в музее сегодня – это не «отбывать наказание». А именно такой стереотип существовал ранее извне: в представлении большинства музей был отработкой кармы, сборищем пыли и нафталина.

Подобный взгляд снаружи - это не плохо и не хорошо. Это обстоятельства, над которыми надо работать. Через эти резюме, через одиночных посетителей «16+» мы получаем подтверждение того, что общими усилиями нам удалось преодолеть стереотип. Подчеркну, через признание того, что это есть, а не через обиду, что кто-то смеет так о нас думать. Обида не является конструктивным состоянием, как и злость. Не согласен c мнением аудитории? Прорывайся к ней - правильной подачей музейных сюжетов, креативным видением экспозиционного пространства. У нас, считаю, получилось, и это наше коллективное достижение, одно из главных за последние четыре года. Интересные, умные, трогательные экспозиции – это здорово, но их делали и до меня. Проблема была в огромной дистанции между музеем и людьми, живущими в городе, для которых, собственно, музей и функционирует. Ее удалось сократить, нащупывая сюжеты, которые затронут гостя, родят в нем определенную реакцию…

- То самое переживание, которое вы называете главным музейным продутом?

- Совершенно верно. На рынке знаний нам тяжело конкурировать – мы не Академия наук, не Государственный исторический музей, - но существует рынок переживаний, личной памяти, где всему есть место – и событиям, и географии, и личностям, но все так зашифровано и так сконструировано, что первое поле, на котором ты работаешь, - это не «рацио», а «иррацио», когда человек начинает задумываться, о чем-то грустить и улыбаться, и эта его растревоженность, расшебуршенность – почва, в которую потом укладывается информация. Мы можем не рассказывать всю биографию МУРАВЬЕВА-АМУРСКОГО, но так преподнести отдельные факты его жизни, что пять из десяти придут домой и наберут в Google его имя. Мы не конкурируем с источниками знаний, мы подводим человека к желанию знать как можно больше.

- С момента, как вы стали руководить музеем, на вас обрушилось столько критики! Как вы на нее реагируете?

- Я стараюсь не обращать внимания на голословные обвинения со стороны людей, которые не ходят в музеи, но выбирают их в качестве объекта критики для наращивания политического жирка. Смысла вступать с ними в диалог не вижу, да они и не нуждаются в наших ответах.

Мне важно мнение профессионального сообщества, людей, которые обладают компетенцией и рассуждают о твоей деятельности, зная принципы устройства музейной жизни, ее сложносочиненность и причинно-следственные связи.

Также, безусловно, важно мнение горожан – аудитории, на которую мы работаем. Она неоднозначна, балована, разнородна, но она имеет право на критику, даже если это просто всплеск плохого настроения и некомпетентность.

Губернатор захаживает…

- Гость всегда прав?

- Безусловно. И даже если не прав, ты не можешь ему сказать: не ходи, не смотри. Музей как явление придуман и создан для людей, которые могут иметь разные точки зрения. А я, как директор, лишен права их игнорировать.

И, наконец, очень важно мнение учредителей, органов исполнительной власти, которые должны быть заинтересованы в эффективной работе музея.

- А они заинтересованы? Губернатор МИКЛУШЕВСКИЙ был хотя бы раз в вашем музее?

- Был, конечно, и на Светланской, и на Петра Великого, он в курсе того, чем живет музей. Вице-губернаторы приходят, директор департамента культуры краевой администрации… Должен заметить, что сегодня музей посещает большое количество чиновников – не только по рабочим вопросам, но и как горожане, с семьями, - это не просто важно, но и по-человечески приятно.

Вообще, выстроить конструктивную и в то же время регламентированную коммуникацию с управляющими субъектами - органами исполнительной власти - задача сложная, но решаемая и, более того, необходимая. Делая ставку на музей и давая ему правильное техническое задание, можно достигать важных для территории целей.

Так, в одном из спальных районов Лондона есть очень трогательный Музей детства - филиал Музея Виктории и Альберта, - работающий для разных целевых аудиторий. И у него есть отдельная программа, решающая конкретную государственную задачу. Дело в том, что в этом районе Лондона очень большая концентрация эмигрантов из бывших английских колоний, для которых английская культура, образ жизни, поведение, язык – все чужое. Они не интегрированы в процессы современного Лондона, живут локально, не воспринимают окружающую реальность своей, а это опасно для города. Поэтому у музея есть конкретный заказ от мэрии Лондона на адаптацию этой категории населения к жизни в городе через музейное пространство. И это работает! Очень показательный пример того, что музей – это не только про наследие, духовность и наше все, а вполне конкретный практический инструмент, решающий локальные проблемы территории.

- А вы готовы к таким заказам?

- Более того, мы очень этого хотим. Настоящее взаимодействие начинается за пределами расхожих представлений о культурных институциях. Разговор по существу начинается тогда, когда и заказчик, и исполнитель знают, в какой системе величин измеряется эффективность работы культурных институций. И самое главное, что обе стороны знают, у кого меняется качество жизни на этой территории в том случае, если эффективность работы музея изменяется в ту или иную сторону.

Татьяна СУШЕНЦОВА.   Газета «Золотой Рог», Владивосток.





Новости партнеров





Новости тематики












Комментарии

  • ajhortilansklas15:57, 19.08.2015#

    Anyone ever take a stab at trading Oil some time recently? It's extraordinary I cherish it. I'm doing the Traders Superstore strategy, it truly works extraordinary. Simply Google " Traders Superstore”.

  • Правила пользования функцией «Комментарии» на сайте Zrpress.Ru
  • Запрещается:
    1. Нецензурная брань.
    2. Личные оскорбления в любом виде.
    3. Высказывания расистского толка, призывы к свержению власти насильственным путем, разжигание межнациональной розни.
    4. Проявления религиозной, расовой, половой и прочей нетерпимости или дискриминации.
    5. Публикация сообщений, наносящих моральный или любой другой урон любому лицу (юридическому или физическому).
    6. Использовать в имени (нике) адреса веб-сайтов, грубые и нецензурные выражения.
    7. Совершать любые попытки нарушения нормальной работы функции «Комментарии» и сайта.
    8. Осуществление прямой рекламы в сообщениях.
    9. Помещение сообщений, содержащих заведомо ложную информацию, клевету, а также нечестные приемы ведения дискуссий.
    10. Мнения авторов комментариев может не совпадать с мнение авторов материалов и администраторов сайта. Администраторы имеют право удалить, отредактировать, перенести или закрыть любое ваше сообщение в любое время по своему усмотрению. Оставляя сообщение в «Комментариях», будьте взаимно вежливы и культурны, старайтесь не нарушать установленный порядок.

 

Авторизация:


Анонимно
Авторизовано
E-mail:
Пароль:

Популярно

Loading...

MarketGidNews