Курсы валют ( )
USD: 63.75 р. 100 JPY: 58.51 р.
EUR: 70.53 р. 10 CNY: 90.92 р.
Индексы ( )

|

Finam

Новости finance.comon.ru

LentaInformNews

Эвакуируй это

24 Октября 2019, 08:40 | Дальний Восток

В Приморье жители северов считают, что уехать из глубинки в город – единственный выход, чтобы улучшить свою жизнь 

 

Тернейский район на севере Приморья - крупнейшая административно-территориальная единица в крае. И самая малочисленная. На территории 27 730 кв. км находится всего одиннадцать населенных пунктов, где проживает не более 10 тыс. 800 человек, согласно данным 2019 года. Отсюда - самая низкая плотность населения в крае, 0,39 человек на один кв. км. Кричи, не докричишься.

Из-за плохих дорог и удаленности от краевого центра в некоторые населенные пункты Тернейского района можно добраться либо морским путем, либо по воздуху. Село Амгу, обосновавшееся на берегу Японского моря, примерно в 873-х км от Владивостока, тоже в списке труднодоступных.

 


 

 

 

 

 

Мы для района чужие

Сегодня с «большой землей» Амгу связывает грунтовая дорога, пробитая сквозь тайгу для лесовозов. Если грунтовку не отгрейдеровали, то она превращается в непреодолимое препятствие для легковых автомобилей. Особенно после дождей. Хотя полноприводные машины проходят.      

Еще из краевого центра до Амгу и обратно, один раз в неделю, летают самолеты DCH-6 авиакомпании «Аврора», с промежуточной посадкой в Тернее. Но купить билет практически нереально. Во-первых, количество посадочных мест ограничено. Во-вторых, по словам селян, все билеты за несколько дней до вылета, а то и за две-три недели, раскупают жители транзитного поселка Терней. Даже бронируют за несколько месяцев, что дает существенную экономию. Кроме того, авиация зависит от капризной погоды, которая в этих краях зачастую не способствует полетам.

Местные старожилы рассказывали, что во времена Советского Союза самолеты Ан-2 летали в Амгу в режиме воздушного такси. И каждый день все «аннушки», от 5 до 7 самолетов сразу, слетались в село ближе к полудню. В центре Амгу, где сейчас строится православный храм в честь иконы Божией Матери «Торжество Пресвятой Богородицы», когда-то стояла столовая, где очень вкусно готовили. И летчики искали любой повод, чтобы приземлиться на здешнем аэродроме именно в обеденный перерыв. 

При социализме грузы доставлялись на север Приморья по воздуху. В Амгу находились склады Тернейского «Рыболовецкого кооперативного общества потребителей» («Рыбкооп»), которые под завязку забивались продовольствием и промтоварами для жителей северной территории Приморья на несколько месяцев вперед, с осени до весны. Склады и Тернейский «Рыбкооп» сохранились до наших дней. Только сегодня все необходимое для жизни селян, вплоть до гвоздей, в Амгу привозят предприниматели на автомобилях, закладывая свои транспортные расходы в цену товара. К примеру, один кг сахара здесь стоит 54 рубля, литровый пакет ультрапастеризованного молока 4% жирности – 91 рубль. Цена двухкамерного холодильника в магазине Амгу - почти 25 тысяч рублей, во Владивостоке подобную бытовую технику можно купить за 18-20 тысяч. Морозильная камера здесь стоит без малого 20 тысяч, в городе - 15-16 тысяч рублей.

По словам продавщицы Зои одного из здешних «супермаркетов», накрутка на реализацию товаров не влияет. Потребители выгребают все. 

На вопрос корреспондента «Золотого Рога», чем живет здешняя молодежь, девушка отвечает не задумываясь:

- Да, ничем! Заняться тут нечем. Для молодежи здесь нет абсолютно ничего. Клуб – развалюха, в которую страшно заходить. Для детей тоже нет абсолютно ничего. Правда, детский городок около магазина построили год назад. Но это все, что появилось за десять лет, что я здесь живу. Кино нет, дорог нет, нормальной медицины тоже нет. У меня болеет ребенок, а его послушать некому. Что мне делать? Ехать за 400 км в Пластун, до ближайшей больницы, чтобы его послушали? Связи тоже нормальной нет. Спасибо, что в школе поставили пластиковые окна, а то дети зимой замерзали, - возмущается продавщица Зоя.

Выживаем, кто как может

Согласно официальным данным, в 2010 году в Амгу проживало 842 человека, в прошлом году - уже 713 человек. Сегодня, по словам Виталия ЯКИМЕНКО, главы Амгунского сельского поселения, - не более семисот. Численность населения снижается по естественным причинам, кто-то уходит в мир иной, кто-то уезжает из села работать или учиться.

Глава поселения, как и его земляки, относится критически к местному здравоохранению. Он высоко оценивает работу местного медперсонала, но это медсестры, пусть и с большим стажем, а селу нужен врач общей практики. Чтобы люди не ездили в районную больницу за сотни километров. Более всего Виталия Якименко беспокоит транспортировка тяжелых больных в поселок Пластун, когда счет, зачастую, идет не на часы, а на минуты.      

- У нас есть санитарная авиация, но она базируется в Кавалерово. Пока мы им сообщим о проблеме, пока они дадут запрос на погоду во Владивосток, пока им разрешат вылет,  уже может быть поздно. Были случаи, когда мы несколько раз пытались вызвать санборт, но ни разу у нас не получилось. Вертолет летает, мы его видим, он садится у нас на дозаправку, но воспользоваться им не можем, - возмущается Якименко.

Четыре года назад в районную больницу повезли на машине тяжело больного мужчину. Он скончался на середине пути. Слишком медленно «скорая» преодолевала разбитую грунтовку.

- Но, если бы за мужчиной прилетел вертолет, то его можно было бы спасти, - уверен глава поселения.

Нередко родственники сами везут своих больных в район, не полагаясь на «скорую» помощь. То автомобиль на ремонте, то у него нет бензина.    

Миллион на севере – это не деньги

Амбулаторию в Амгу впору снимать в художественном фильме о работе сельских врачей в середине прошлого столетия. Здание недавно отремонтировали, но медицинское оборудование лечебницы впору выставить в музее в качестве исторических экспонатов. Например, весы для взвешивания младенцев или детский и взрослый ростомеры, изготовленные народными умельцами. Деревянная кушетка, как уверяли меня медсестры, образца 1937 года. Современное медицинское оборудование сюда не поступает.

Есть, правда, факсимильный аппарат и принтер, но факс не работает, а принтер – частная собственность одного из сотрудников. На здании амбулатории закреплены две спутниковые антенны, но это бутафория. Тарелки не подключены к интернету. У районной больницы не нашлось трех тысяч рублей, чтобы оплатить подключение к провайдеру. Более того, по словам Виталия Якименко, неизвестно, кто установил антенны, и кто провайдер. Об этой проблеме он информировал главного врача районной больницы в Пластуне Сергея БОРЩЕНКО, тот пообещал выправить ситуацию. Но не уточнил сроки, сославшись на то, что у больницы арестованы банковские счета. Счета разблокировали совсем недавно. Поэтому у медперсонала здешней амбулатории появилась надежда, что их учреждение здравоохранения наконец-то попадет в сети всемирной паутины, чтобы оперативно передавать информацию о своих пациентах.      

- Такой же тупик - с программой ТелеЭКГ. Прибор для диагностики в амбулатории есть, но нет обыкновенного ноутбука, поэтому специалист работать не может. А к нам везут людей со всех сел побережья: наша амбулатория -  перевалочный пункт для больных. Здесь и связь лучше, и дороги. И наши медсестры могут многое сделать, прежде чем человека повезут дальше. Еще у нас нет врача. Никто не хочет работать на севере за 30 тысяч рублей в месяц. Деньги, которые сегодня выделяет государство по программе «Земский доктор», нереальные. Молодые врачи не хотят ехать в нашу глушь даже за миллион рублей, не то, что за 30 тысяч! – говорит Виталий Якименко.    

По его расчетам, за миллион рублей в Амгу хороший дом не купишь и не построишь. Не спасут и два миллиона, когда все стройматериалы везут из Тернея или Владивостока. Якименко полагает, что зарплата врача на севере, чтобы человек спокойно работал, должна быть минимум 100 тыс. рублей. Плюс подъемные 3 млн рублей. Его бы слова, да в уши разработчиков программ «Земский доктор» и «Земский фельдшер». Но эти люди – в Москве, до них не докричишься. Как сказал бы в данной ситуации вождь мирового пролетариата ЛЕНИН, «страшно далеки они от народа».     

«Программы» развития – пустая говорильня

На днях в СМИ было сообщение, что с первого октября правительство увеличило зарплату медикам и учителям. И в то же время, лишило северные территории, к которым относится Амгу, 30-процентной «северной» надбавки. Эти нововведения заставили в очередной раз задуматься северян, ради чего стоит здесь оставаться. В Приморье, правда, попытались установить новый районный коэффициент постановлением губернатора в размере 1,2. Тем не менее, это не снизило протестное настроение среди местного населения. По словам медперсонала амбулатории в Амгу, даже увеличение заработной платы не решит проблему оттока населения из Приморья. Не в деньгах счастье и не в их количестве. Тем более, не в бесплатном дальневосточном гектаре, на который россияне уже не ведутся.

Чтобы люди оставались в Приморье, в каждом крупном населенном пункте края нужна развитая социальная структура, от учреждений образования и культуры до учреждений здравоохранения, оснащенных современной медицинской техникой. Где бы смогли работать высококлассные специалисты. Нужна качественная связь, и нужны дороги. И только тогда люди будут не чувствовать себя оторванными от цивилизации.

Что касается программ по развитию Дальнего Востока, развитию сельских территорий и по поддержке молодой семьи, то жители села Амгу называют их «говорильней». По их словам, разговоров много, но отдачи никакой. По крайней мере, в северных поселках Тернейского района эти программы не работают.

Виталий Якименко с горькой усмешкой рассказал, что еще недавно в районной администрации на двери одного из кабинетов висело объявление о том, что «реализация программы поддержки молодой семьи приостановлена до 2020 года». Без объяснения причины. Между тем, люди с годами не молодеют. Сегодня у них еще есть желание получить материальную поддержку, но нет возможности. Завтра такого шанса может не быть. Возраст не позволит. При этом жителей России призывают, буквально уговаривают, переехать на Дальний Восток. Получается, как в поговорке, когда одна рука не ведает, что делает другая.     

- Говорят, что в будущем году в России будет действовать программа комплексного развития сельских территорий. Интересно, какая уже по счету? – спрашивали у меня селяне. И сами же, зная ответ, смеялись над своим вопросом.   

Удаленность мешает нормально жить

Одноэтажная деревянная школа в Амгу – многофункциональное здание. В начале марта 2014 года, когда в селе за считанные минуты сгорело 22 одноэтажных деревянных дома, из них два – нежилых, школа приютила погорельцев. Здесь же были обустроены временный штаб краевого МЧС и столовая.

Этот пожар стал трагедией для 45-ти жителей села, к счастью, жертв не было. Большинство домов были построены в начале ХХ века. Причина ЧП - нарушение правил эксплуатации печного отопления. Плюс, сухая трава и ураганный ветер. По словам очевидцев, температура была такой высокой, что деревянные колодцы выгорали дотла.

В этом году Амгунской средней школе исполнилось 50 лет. К полувековому юбилею в учебном заведении установили 60 окон из пластика, отремонтировали стены, построили теплый туалет на улице. На будущий год запланирована замена древней электропроводки. Надо бы еще поменять покосившиеся двери  и разномастную мебель в классах, но на это нужны средства, которых у школы нет. Как нет и спонсоров. В глубинке Приморья, где проблема с трудоустройством, спонсоров не найти днем с огнем.

- Нам повезло, у нас 11 классов и 77 учащихся, а в селе  Усть-Соболевка - двенадцать учеников, в Максимовке - семь учеников. И ради них  держат среднюю школу, штат педагогов и обслуживающий персонал. Там такая же школа, как наша, только чуть поменьше. И на нее также идет финансирование. Ребят можно было бы возить к нам, но наши дороги не сертифицированы, и нет дорожных знаков. Если нет знаков, то автобус для перевозки детей не дадут. У нас, как в тундре, будет всего один ученик, и мы будем его учить. Согласно закону «Об образовании в РФ», образование должны получить все, независимо от места жительства. Наша школа – самая большая из северных школ, после Пластуна и Тернея, и, наверное, единственная по северу, где полный комплект учителей. Все педагоги с высшим образованием. Только три педагога начальных классов – со средним специальным, - с явной гордостью рассказывает директор Амгунской средней школы Валентина ШКАРУБО, Ветеран труда и Почетный работник образования.

Кстати, еще в 70-е в Амгу был интернат, где жили и учились ребята из отдаленных северных сел. Его закрыли, когда здание интерната пришло в негодность. 

По словам Валентины Владимировны, в этом году, в отличие от прошлых лет, школу финансируют на достойном уровне. Из бюджета края выделены деньги на приобретение компьютеров и спортивного инвентаря. Для улучшения качества обучения в начальных классах нужны проектор и интерактивные доски, хотя бы три. В городских школах эти гаджеты давно уже обыденность, в Амгу их не хватает. Когда материализуется мечта здешних учителей, сказать трудно. Это зависит от наполнения краевого бюджета, который находится в состоянии вечного дефицита.  

Директор школы признается, что не все педагоги задерживались в Амгу. Люди уезжали не из-за низкой зарплаты или отсутствия комфортного жилья, а из-за удаленности от большой земли. Не все выдерживают моральный прессинг, когда на дорогу до Тернея уходит четыре часа, а до краевого центра -  все 13, а то и больше. За это время можно долететь из Владивостока до Москвы. Как говорится, а оно вам надо? Если можно жить в центральной части России и не мучиться с дорогими переездами и перелетами.  

КСТАТИ

Амгу – село с историческим прошлым. Первые поселенцы староверы появились в этих местах в начале ХХ века. Скудная на гумус почва и короткое лето не позволяли полагаться на земледелие. Но, благодаря богатствам тайги, дарам моря и россыпям золота в речках и ручьях, в Амгу всегда было много зажиточных жителей.

Местные жители по конным тропам ходили через перевалы до Бикина, далее на лодках добирались до Маньчжурии. Возвращались с фарфоровой посудой, шелковой одеждой, тканями, оружием. Летом японцы на кавасаках привозили в Амгу крупу, муку, сахар, винтовки и патроны. Это была контрабанда. Натуральный обмен шел на берегу. За две шкурки особо ценного баргузинского соболя японцы давали столько товаров, что можно было прожить год. Шкурка одного соболя приравнивалась к стоимости коровы. 

Сергей КОЖИН, фото автора.

Газета "Золотой Рог", Владивосток.

 

Автор:




Новости тематики





Новости раздела








Комментарии

  • Псевдоним113:01, 24.10.2019#

    хорошая докладная записка на стол президенту о развитии дальнего востока и оценка работы губернатора

  • Правила пользования функцией «Комментарии» на сайте Zrpress.Ru
  • Запрещается:
    1. Нецензурная брань.
    2. Личные оскорбления в любом виде.
    3. Высказывания расистского толка, призывы к свержению власти насильственным путем, разжигание межнациональной розни.
    4. Проявления религиозной, расовой, половой и прочей нетерпимости или дискриминации.
    5. Публикация сообщений, наносящих моральный или любой другой урон любому лицу (юридическому или физическому).
    6. Использовать в имени (нике) адреса веб-сайтов, грубые и нецензурные выражения.
    7. Совершать любые попытки нарушения нормальной работы функции «Комментарии» и сайта.
    8. Осуществление прямой рекламы в сообщениях.
    9. Помещение сообщений, содержащих заведомо ложную информацию, клевету, а также нечестные приемы ведения дискуссий.
    10. Мнения авторов комментариев может не совпадать с мнение авторов материалов и администраторов сайта. Администраторы имеют право удалить, отредактировать, перенести или закрыть любое ваше сообщение в любое время по своему усмотрению. Оставляя сообщение в «Комментариях», будьте взаимно вежливы и культурны, старайтесь не нарушать установленный порядок.

 

Авторизация:


Анонимно
Авторизовано
E-mail:
Пароль:
Loading...

MarketGidNews