Курсы валют ( )
USD: 75.03 р. 100 JPY: 71.75 р.
EUR: 88.96 р. 10 CNY: 11.1 р.
Индексы ( )

|

Finam

Новости finance.comon.ru

LentaInformNews

Свидание с Америкой: Вашингтон - 2

01 Января 1996, 00:00 | Дальний Восток

(Продолжение. Начало в № 6 от 27 января 2005 г.)

Все вещи, отобранные мной для примерки, Дэн (вице-президент радио "Свободная Азия", с которым я познакомился тут же в магазине) забраковал и сказал, что покажет мне другой магазин, где выбор гораздо больше, а цены ниже. Спорить с ним я не стал. Другой магазин оказался почти рядом, но цены на самом деле оказались там выше, а выбор тот же. Заранее уверенный, что штаны за сотню баксов я не буду брать даже под пистолетом, но из уважения к Дэну я все-таки спрятался в примерочной и, присев на стул, выждал положенные несколько минут.

- Мистер Никитин! - Услышал я голос Дэна, уже собираясь выходить.

За время моего отсутствия к Дэну и его сыну присоединилась девушка, отдаленно напоминающая колумбийку из предыдущего магазина, только гораздо моложе.

- Вот! Это мой друг из России! Его зовут Никитин, - представил он меня девушке. - А это твоя друг - она тоже русская.

- Я узбечка, - с улыбкой призналась мне девушка. - Не обращай внимание, мы тут для них все русские.

Девушку звали несколько забубенно даже для моего русского - Навбахор. Она оказалась довольно милой и общительной.

- Слушай, - обратился я к ней, когда Дэн поманил меня через весь зал к кассе. - Не хочу я тут штаны покупать, как мне ему об этом сказать?

- Так и скажи. Он к тебе не из-за штанов пристал. Он просто человек такой - любит общаться, он хочет показать тебе нашу работу - я возглавляю секцию, которая работает на Узбекистан.

- А зачем мне его работа? Ему же собираться надо - улетает завтра.

- У него слабость к русским.

- Понятно. А насчет штанов?

- Скажи смело - не хочу, и все.

- Дэн, - смело начал я возле кассы. - А можно, я эти штаны завтра куплю?

- Они тебе нравятся?

- Да, очень, но...

- Зачем же завтра? А! - Догадался он. - У тебя сейчас нет такой суммы? Я тебе помогу, - и он тут же выложил 50-долларовую купюру.

- Нет! - Гораздо смелее запротестовал я.

- Что случилось? - Обеспокоенно засуетилась продавец-консультант. - Мистеру не нравится? Мы можем предложить другое!

- Не надо другое, - отчаянно сопротивлялся я. - Навбахор, переведи, пожалуйста. Я зайду завтра и сам куплю, а поскольку мы сейчас идем к нему в офис, то мне не хочется таскаться по городу с покупками.

Навбахор перевела, и Дэн с видимым сожалением забрал свои деньги.

Потом действительно был его офис, который, слава богу, находился совсем рядом. В Вашингтоне все рядом, даже Белый дом. В самом городе, как выяснилось, проживает не более 80 тысяч человек. Остальные предпочитают пригороды как более спокойные места для своего обитания - Мэрилэнд, Вирджиния. Город для них - рабочее место, и не более того. Радио "Свободная Азия" оказалось огромным залом, разделенным на металлические секции. В каждой секции сидели представители той или иной национальной диаспоры, осуществляющие вещание на страну своего происхождения. Некоторые из них, несмотря на позднее время, еще оставались на своих рабочих местах.

- Это мой друг из России Никитин, - по пути в свой кабинет представлял меня Дэн припозднившимся подчиненным.

- Хау ду ю ду, - расплывались в улыбках китайцы, корейцы, лаосцы и так далее.

- Хай, - с такой же улыбкой до ушей отвечал им я.

- Это мой друг, это мой друг!- Уже почти без акцента повторял Дэн. - Это ваш друг, - неожиданно внес он изменения возле одной из секций. - Вьетнам, - пояснил он мне.

- Он думает, что русские им до сих пор помогают, - рассмеялась Навбахор.

В кабинете Дэна царил рабочий беспорядок. Едва впустив нас внутрь, Дэн тут же принялся кому-то названивать.

- Он заказывает столик в ресторане и приглашает моего друга Джорджа прийти пообщаться с русским журналистом, - переводила мне Навбахор суть телефонных переговоров Дэна.

И, действительно, через полчаса мы уже сидели в уютном ресторанчике.

- Я любить Россию, - после двух бокалов вина признавался Дэн. - Я был в Ленинграде в 92 году.

Джордж - друг Навбахор выглядел старше ее лет на 20 и в основном помалкивал, время от времени разражаясь смехом после какой-то шутки Дэна, понятной только им двоим. Мне, если честно, становилось скучно.

- Я встретил там Достоевского и долго говорил с ним, - привел меня в чувство Дэн.

- Что он сказал? - переспросил я Навбахор.

- Сказал, что встречался с Достоевским.

- Но ведь Достоевский давно уже умер, - подозрительно покосился я на Дэна.

Навбахор перевела Дэну мои сомнения, он что-то ответил.

- Он утверждает, что встречался с живым Достоевским, - также в небольшом недоумении сообщила Навбахор. - Ты ему действительно понравился - он редко выпивает до такого.

- Да, я любить Россию, - подтвердил Дэн. - Но вот Путин... Он какой-то очень серьезный. Он не пьет, как Ельцин, не улыбается. Как робот. Страшно. Скажи, Никитин, у него есть слабости?

Я уже привык, что Дэн путает мое имя с фамилией, и не обижался. Но насчет политики мне дискутировать особо не хотелось.

- Думаю, - тщательно взвесил я всю ответственность за президента и Россию, - если у Путина есть две дочери и любимая собака, значит, есть и слабости.

Джордж опять расхохотался, а Дэн показал мне большой палец. Потом была еще бутылка вина, после которой Дэн хотел заказать "контрольную"", но тут взбунтовался его сын, молча и с интересом наблюдавший за беседой. Он напомнил Дэну, что им пора и что ему завтра улетать.

- Какая жалость, - подвел черту под вечером Дэн и протянул мне визитку. - Я вернусь через две недели, ты обязательно заходи ко мне, ты мой лучший друг.

- Обязательно зайду, - пообещал я. - Если все рейсы в Хьюстон отложат на месяц.

Навбахор рядом уже не было, и мой ответ на русском Дэна вполне устроил.

Филиппинский чай

Честно говоря, первое знакомство с жителями Вашингтона мне понравилось. По Достоевскому, к слову, я позже выяснил, что, вполне вероятно, Дэн говорил правду. В Питере живет то ли его внук, то ли правнук, и одно время он пользовался популярностью у журналистов - особенно зарубежных. Я больше всего боялся, что мне придется вместе со всеми высчитывать чаевые для официантки, обслуживавшей наш столик, но меня полностью освободили от платы за ужин, мотивируя это тем, что я гость.

Кстати, чаевые в Америке - святое. Они даже прописываются как часть зарплаты обслуживающего персонала. Перед уходом из гостиницы, например, обязательно нужно оставлять на подушке пару долларов для коридорных, которые обслуживают номера. Не хотите оставлять - вешайте на дверную ручку снаружи специальную табличку: "Просьба не беспокоить".

Обо всем этом я узнал на второй день пребывания в американской столице, и испытывал некоторое неудобство перед обслугой, которая поменяла мне еще свежее постельное белье, а я не заплатил им за это ни цента. Стремясь исправить свою оплошность, на следующий день вечером я принялся выяснять у коридорных, кто именно убирался в моем номере. Коридорные - две филиппинки - смотрели на меня с интересом, но с явным непониманием.

- Мой номер, - перешел я на язык жестов, показывая на свою дверь. - Кровать, - изобразил я спящего человека. - М-м-м?- Как по-английски постель, я не мог вспомнить, хоть убей. - Подушка! - Осенило меня до того, как женщины устали от моей пантомимы, и изобразил вытянутыми вперед руками нечто объемное. - Наволочка! - И я принялся натягивать воображаемую деталь постели на изображаемую подушку. - Доллар! - достал я из кармана мятую купюру.

Женщины смутились и, переглянувшись, захихикали.

- Прибалтываешь? - Поинтересовался у меня один из членов нашей группы, только что вывернувший из-за угла коридора.

- О нет! - ужаснулся я от мысли, что филиппинки подумали о том же самом. - Слушай, ты как с английским? - обратился я к товарищу.

- А тут английский не поможет, вся обслуга в основном выходцы из стран третьего мира - английский они не понимают. А что случилось-то?

- Да чаевые забыл оставить за уборку номера, теперь не знаю, кому отдать.

- Мне отдай, - пошутил товарищ. - Вот ты устроил проблему, оставь завтра в два раза больше, и все дела.

Действительно, это было гораздо проще, чем нарываться на возможные обвинения в домогательстве.

- Извините, девушки, - ретировался я от филиппинок, по-моему ожидавших продолжения уже интересного представления.

Последний символ Вашингтона

Уже гораздо позже, после четырех ночей в клубах города, я понял, что все эти мифы об эмансипации американских женщин слишком преувеличены. Женщины там, как и во всем мире, также испытывают некоторые проблемы от недостатка мужчин и помимо карьеры мечтают о том же самом - создать семью, нарожать детей, ну и все, что к этому прилагается. Хотя, конечно, вешаться к вам на шею из-за того, что вы мужчина, тоже никто не будет. Был, правда, один случай...

В общем, стою я в последнюю ночь перед отъездом из Вашингтона в Хьюстон на открытой площадке какого-то латиноамериканского клуба, пью свое виски. Народу на крыше не протолкаться, духотища, но внизу на танцполах еще душнее, несмотря на кондиционеры. Публика соответствующая - латинос и афроамериканцы, из белых только я и бармен из Коста-Рики. По лестнице поднимаются две девушки - черные - одна как уголь, вторая чуть посветлее - поравнялись со мной и, не поверите, по поцелую мне в каждую щеку: чмок-чмок. Не вру, ей богу. Я чуть не поперхнулся, а они, как ни в чем не бывало, отправились дальше, здороваясь и обнимаясь по ходу со своими друзьями и знакомыми.

Через полчаса та, что посветлей, вернулась. Высокая, стройная, в короткой юбочке, красное на черном - умереть, не встать.

- Ты почему один? - спрашивает.

- Я турист, русский, у меня здесь нет знакомых, одиноко до безобразия, - безотказно надавил я на жалость.

- Пойдем, - взяла она меня за руку. - Теперь ты будешь со мной.

Толпе своих друзей - таких же черных - она представила меня как своего парня. Девушки чмокали меня в щеки, парни жали руки.

- Хай, Игор, хай!.. - перекрикивали они грохот музыки.

- А тебя как зовут? - спохватился я, наконец, поворачиваясь к девушке, которая по-прежнему держала меня за руку. - Как??? - тут же переспросил я в изрядном сомнении. Она повторила, и я подумал, что, в принципе, никто не догадывается о некоторых удивительных созвучиях английских имен и русского просторечия, а потому смело называл ее до пяти утра Салупа. Уже возле моей гостиницы, куда она отвезла меня на своем авто, я прочитал на бумажке, где она записала свои имя и телефон, - Слупи. Что-то исправлять в своем произношении было уже поздно, через пять часов из аэропорта улетал мой самолет в Хьюстон. О, Слупи, фирменный знак Вашингтона, где же ты была все эти дни, пока я изучал твой город?

Продолжение следует...

Автор:
Теги:




Новости партнеров





Новости тематики





Новости раздела








Комментарии

  • Правила пользования функцией «Комментарии» на сайте Zrpress.Ru
  • Запрещается:
    1. Нецензурная брань.
    2. Личные оскорбления в любом виде.
    3. Высказывания расистского толка, призывы к свержению власти насильственным путем, разжигание межнациональной розни.
    4. Проявления религиозной, расовой, половой и прочей нетерпимости или дискриминации.
    5. Публикация сообщений, наносящих моральный или любой другой урон любому лицу (юридическому или физическому).
    6. Использовать в имени (нике) адреса веб-сайтов, грубые и нецензурные выражения.
    7. Совершать любые попытки нарушения нормальной работы функции «Комментарии» и сайта.
    8. Осуществление прямой рекламы в сообщениях.
    9. Помещение сообщений, содержащих заведомо ложную информацию, клевету, а также нечестные приемы ведения дискуссий.
    10. Мнения авторов комментариев может не совпадать с мнение авторов материалов и администраторов сайта. Администраторы имеют право удалить, отредактировать, перенести или закрыть любое ваше сообщение в любое время по своему усмотрению. Оставляя сообщение в «Комментариях», будьте взаимно вежливы и культурны, старайтесь не нарушать установленный порядок.

 

Авторизация:


Анонимно
Авторизовано
E-mail:
Пароль:
Loading...

MarketGidNews