Курсы валют ( )
USD: 74.43 р. 100 JPY: 68.68 р.
EUR: 88.93 р. 10 CNY: 11.49 р.
Индексы ( )

|

Finam

Новости finance.comon.ru

LentaInformNews

Как Черт казака от смерти спас

01 Января 1996, 00:00 | Дальний Восток

На Дмитрия Ивановича ИВАНОВА нельзя не обратить внимания. Статный, среднего роста, густая шевелюра и борода тронуты сединой, в правом ухе серьга. А когда наденет офицерский китель - пиши картину маслом.

Юность пришлась на суровые военные годы. Вот, что он сам об этом вспоминает…

- Я жил во Владивостоке, в 1940 году окончил среднюю школу и стал электриком. Пришло время служить в армии. Попал в 8-ю кавалерийскую дивизию, в село Платоно-Александровское на Ханке. Когда фашисты напали, меня направили в военно-ветеринарное училище в Омск. И в 42-м я уже на фронте, под Сталинградом, в разведэскадроне 92-й стрелковой дивизии. Правда, на лошадях мы не воевали, они стояли на левом берегу Волги. Мы ходили пешими в разведку. Там меня в первый раз ранило. После госпиталя - запасной полк, и, как водится, появляется "покупатель". Стоим строем, приезжий майор спрашивает: "Кто кавалерист? Выходи!". Я промолчал.

В кавалерии служба тяжелая: подъем на полчаса раньше, чем в пехоте, отбой на час позже. За конем следить хорошо надо, не дай Бог лошадь не чистая или спина сбита. А потом к ней привыкаешь и она к тебе, жалко, когда погибает. Думаю, лучше в пехоту пойду. Майор, он был забайкальский казак, гуран, еще раз вдоль строя идет.

Останавливается напротив меня:

- Откуда?

Отвечаю:

- Из Владивостока.

Майор переспрашивает:

- Откуда родом?

- Из станицы Полтавской. По матери забайкальский казак, по отцу - донской.

- Почему промолчал?

Я отшутился:

- На бронепоезде служил.

- Ну, ничего, сменишь железного коня на кавалерийского.

Так я попал во 2-й гвардейский казачий корпус, бывший корпус легендарного генерала ДОВАТОРА. В боях меня снова ранило. Подлечившись, я уже сам в кавалерию попросился. Направили в 5-й Донской корпус. С ним прошел всю войну. В бою на Орловско-Курской дуге получил ранение, но часть свою не терял; освобождал Ригу, Варшаву, был на Висле, почти дошел до Берлина. Но в местечке Эльдан на Одере, меня ранило в четвертый раз. За несколько дней до Победы.

Случилось это так. Я на трофейной кобыле вез в дивизию пакет из штаба корпуса. Немцы с кораблей, стоявших на реке, обстреливали городок. Снаряд разорвался возле стенки дома, мимо которого я проезжал. Осколок в ногу попал. Свалился с коня, чувствую, теряю сознание - и пополз в открытые ворота гаража. Разрывом второго снаряда ворота закрыло. Лошадь постояла и пошла в часть. Начальник разведки дивизии увидел ее и говорит: "Иванов с секретным пакетом, любыми путями ищите его. Раз кобыла вернулась, он или убит, или ранен". Старшина сел на мою лошадь, взял бойцов. Мне они потом рассказали, что лошадь сама подошла к дому, где я лежал, и встала. Ее понукают - не идет. Старшина дал команду искать меня. Так закончилась моя военная эпопея. Затем пошли госпитали…

Меня сейчас молодежь спрашивает:

- Дед, ты крутой?

- Крутой! - отвечаю и показываю им серьгу…

Родом я из приморской казачьей станицы. Отец - из Уссурийска, мать родилась в Полтавской. Ее отец, Антон АТЛАНТОВ, забайкальский казак, прибыл в Уссурийский край вторым сплавом МУРАВЬЕВА-АМУРСКОГО в 1864 году. Семью имел большую - 16 детей. У матери моей тоже было шестеро ребятишек, но они умирали. Остались только двое: я и моя сестра. Хотите - верьте, хотите - нет, но помогло провидение. Когда я родился, повитуха сказала матери: "Хочешь, чтобы у тебя сын живым остался, на рассвете беги по станице, кто первым встретится, зови стать кумом или кумой. Это - Богом посланные". Мать так и сделала.

По казачьему обычаю, когда мальчика крестят, кум дарит ему серьгу. Если носят ее в правом ухе - значит это единственный в семье мальчик, продолжатель рода, в левом - единственный сын у матери - вдовы. Вот, в прежние времена атаман перед набегом смотрел на таких ребят и берег их. Подарил кум и мне серьгу, но я ее в детстве не носил…

Во время гражданской войны мой отец был в партизанском отряде Григория ШЕВЧЕНКО, за Советскую власть воевали в Приморье. Когда начали создавать коммуны, вступил в нее. Все хозяйство обществу отдал. Верил, что новая, лучшая жизнь начнется. Он мне потом рассказывал, что коммунары, оставшись без хозяйства, питались в столовой, а ребятишки в детском саду при коммуне. Как-то отец был в Уссурийске и встретил своего командира. Шевченко из Москвы (где учился) приехал. Тот сказал отцу, что против казаков что-то затевается, посоветовал из станицы уехать. Продали дом и переехали во Владивосток. Отец на судоверфь устроился работать.

Когда я уходил на фронт, мать надела на меня крестик и серьгу, наказала: "Не снимай их, а я буду за тебя молиться". И за этот крестик, и за серьгу многое мне пришлось перенести. Как увидят их политруки: "Снимай!", а я ни в какую. Из-за них в училище неприятности были, воинские звания не присваивали - остался гвардии старшиной. За всю войну у меня три коня было. Первого на Волге убило, со вторым пол-Европы прошел. Получил я его, когда после третьего ранения из госпиталя в часть вернулся. Старшина приводит на коновязь и говорит: "Выбирай, только что из Монголии доставили, прямо из степи". Смотрю, стоят жеребчик, мерин и кобыла. Жеребчик вороной, аж синевой отдает, грива лохматая, хвост до земли. Ребята мне потом рассказали, что когда получили лошадей, а они были дикие, старшина решил показать, как коней объезжают. Сел без седла на монгола, а тот изловчился и укусил его за колено.

Я подошел к коню, он храпит, показывает зубы, ну зверь! Я его все же приручил, так он за мной, как собака, ходил. Я ему, то сухарик, то сахара кусок припасу. Назвал коня Чертом. Он меня два раза от смерти спас. Был такой случай. Мы через Днепр переправлялись. Немцы переправу обстреливали, один снаряд неподалеку взорвался. Меня волной с лошади сорвало, а на мне автомат, диски, гранаты, и я стал тонуть. Правый берег крутой, глубина большая. Там были солдаты на лодках, но всем не поможешь. Вот они и рассказали, что когда я слетел с Черта, он закрутился на месте, потом схватил зубами за телогрейку и вытащил на берег. Я помнил только, как солдаты меня откачивали, а жеребчик стоял рядом.

За всю войну наш корпус всего два раза сходился с кавалерией противника - с немцами и румынами. Большая атака была с румынами. Они шли строем, мы же, как казаки в старые времена, лавой брали. Несемся в атаку - стрельба, крики, гам. У румын лошади высокие, а мы на низкорослых монголах. Румынский кавалерист подскочил ко мне, замахнулся палашом, а я снизу саблей мог его только колоть. И в этот миг Черт схватил зубами за круп вражью лошадь, она дернулась - и румын промахнулся. Тут ребята на помощь пришли.

Вернулся я с войны в родной дом на Чуркине инвалидом второй группы. На работу устроиться не могу: как увидят кадровики, что контузия и четыре ранения - сразу нет мест. Часто раны открывались, по два-три раза в госпиталях ежегодно лежал. Жилось тяжело. Пенсия 370 рублей, а булка хлеба по коммерческим ценам 100 рублей. Выручало свое хозяйство.

В 1956 году поступил в Благовещенский сельхозинститут на заочное отделение и одновременно стал работать в Октябрьском районе на Ново-Георгиевском ветеринарном участке. Там, а затем в Надеждинском районе проработал дольше всего.

А вообще ветеринарный стаж у меня 32 года. Последнее время был старшим врачом - терапевтом краевой ветстанции по борьбе с болезнями животных. Работали много, но не всегда наши усилия давали результат. В то время руководствовались партийными постановлениями, а не рекомендациями специалистов.

ОТ АВТОРА. Дмитрию Ивановичу Иванову 88 лет. В 1996 г. ему, как потомственному казаку, бывшему кавалеристу, участнику ВОВ, представитель Президента РФ по делам казачества П. ДЕЙНЕКИН присвоил звание полковника.

В торжественных случаях Дмитрий Иванович надевает казачью форму с боевыми наградами: орденом Красной Звезды, врученным в 1944 г. за доставку "языка", орденами Великой Отечественной войны, медалями "За отвагу", казачьими и юбилейными наградами. До прошлого года он держал в селе у товарища, войскового атамана, лошадь ТАЛИСМАНКУ. Два-три раза в год приезжал Дмитрий Иванович к другу, седлал Талисманку и выезжал в поля. Настоящий казак не покидает коня.

Автор:
Теги:




Новости партнеров





Новости тематики





Новости раздела








Комментарии

  • Правила пользования функцией «Комментарии» на сайте Zrpress.Ru
  • Запрещается:
    1. Нецензурная брань.
    2. Личные оскорбления в любом виде.
    3. Высказывания расистского толка, призывы к свержению власти насильственным путем, разжигание межнациональной розни.
    4. Проявления религиозной, расовой, половой и прочей нетерпимости или дискриминации.
    5. Публикация сообщений, наносящих моральный или любой другой урон любому лицу (юридическому или физическому).
    6. Использовать в имени (нике) адреса веб-сайтов, грубые и нецензурные выражения.
    7. Совершать любые попытки нарушения нормальной работы функции «Комментарии» и сайта.
    8. Осуществление прямой рекламы в сообщениях.
    9. Помещение сообщений, содержащих заведомо ложную информацию, клевету, а также нечестные приемы ведения дискуссий.
    10. Мнения авторов комментариев может не совпадать с мнение авторов материалов и администраторов сайта. Администраторы имеют право удалить, отредактировать, перенести или закрыть любое ваше сообщение в любое время по своему усмотрению. Оставляя сообщение в «Комментариях», будьте взаимно вежливы и культурны, старайтесь не нарушать установленный порядок.

 

Авторизация:


Анонимно
Авторизовано
E-mail:
Пароль:

Популярно

Loading...

MarketGidNews