Курсы валют ( )
USD: 76.47 р. 100 JPY: 73.1 р.
EUR: 90.41 р. 10 CNY: 11.47 р.
Индексы ( )

|

Finam

Новости finance.comon.ru

LentaInformNews

Облучены и забыты

01 Января 1996, 00:00 | Дальний Восток

Сначала восхищенное их мужеством и самоотверженностью начальство обещало каждому Героя. Немного погодя решили, что и ордена Мужества будет достаточно. А потом и вовсе предпочли все забыть. Как будто ничего и не было...

Нет, нас, приморцев, новостью о том, что под боком полно опасной ядерной дряни, скопившейся за десятки лет доблестного несения службы Тихоокеанским флотом, конечно, не напугаешь. И о том, что иногда (тьфу-тьфу-тьфу) у нас с этим делом случаются, мягко скажем, неприятности, мы все прекрасно знаем. Про аварию в Чажме, названную приморским Чернобылем, тоже все, надеюсь, слышали. Но в то, что совсем недавно - уже в 2000-е - край был на волоске от очередной беды, уж просто верить как-то не очень хочется. Потому что все было бы по-другому. Все!!!

Не было бы никаких планов по саммиту АТЭС, мостов на Русский, несчастного долгостроя-океанариума (тут, конечно, кто-то и обрадовался бы)... Да что там: не было бы простых человеческих радостей, горестей, достижений, проблем... Как знать, может быть, и Владивосток из какого-никакого, но форпоста страны на берегах Великого Океана превратился бы в каменную пустыню, по опустевшим улицам которой вместо нарядных ногастых девчонок бродили бы патрули в унылых костюмах химзащиты...

Проблемная гордость

Скажите, кому не нравятся новости об очередном вступившем в строй подводном атомоходе? Тем более сейчас, после затянувшихся времен хаоса и разрухи? Да всем нравятся - мы еще того! Ну разве что потенциальный супостат какой поморщится от новой головной боли. Но мало кто из россиян задумывается, что каждая такая лодка - немалая головная боль и для нас. Самая большая проблема - с утилизацией отработанного топлива, жидких радиоактивных отходов (ЖРО), а после - отслужившего свой срок реактора.

Так уже повелось, что, когда Советский Союз уверенно втягивался в гонку вооружений в период Холодной войны, наших генсеков и генералов интересовала количественная сторона этой самой гонки. Хотя и по качеству наше оружие было на высоте. Но речь не об этом. Ученым и оборонке была поставлена задача наклепать за максимально короткий срок максимально же возможное количество танков, самолетов, пушек, кораблей, в том числе атомных подлодок. Задача была выполнена, и моря и океаны буквально кишели от советских субмарин, наводя страх и ужас на всех и вся. Но "вдруг" выяснилось, что огромное количество лодок вырабатывает просто несметное количество всяких радиоактивных отходов, которые нужно было куда-то девать.

Сначала проблему решили просто по-советски - жидкие отходы сливали прямиком в воду по ходу судна, а реакторы попросту топили в укромных и не очень уголках морей. Забава оказалась весьма рискованной, да и мир начал возмущаться.

В это же время наши доблестные ученые по остаточному конечно же принципу пытались создать хоть мало-мальски работающую систему переработки радиоактивных отходов. Был создан целый флот атомного технического обслуживания. К слову, сначала в таковые просто переделывали обычные "гражданские" суда. Хотя и это не сняло всей остроты проблемы. Одним из составляющих этого флота стали несамоходные плавучие технические базы (ПТБ) проекта 326. За мирным названием скрывалось довольно опасное суденышко, как правило, под завязку набитое фонящим содержимым. За ТОФ были закреплены две из них - ПМ-80 (в Приморье) и ПМ-32 (Камчатка). С ними и связана наша история.

Ад на плаву

Досье

ПТБ проекта 326 представляет собой несамоходную техническую базу водоизмещением 4110 т. Строительство судов этого проекта проводилось в 60-х годах прошлого века. ПТБ предназначены для проведения перезарядок реакторов, приема, временного хранения и выдачи отработавших тепловыделяющих сборок (ОТВС); приема и хранения свежих технологических каналов; приема, временного хранения и очистки ЖРО. Они снабжены водоочистными установками, предназначенными для очистки вод хранилища отработавших тепловыделяющих сборок.

Годы длительной и интенсивной эксплуатации плавучих "старушек" привели к тому, что к концу 90-х годов прошлого века многие системы судов этого проекта, мягко говоря, пришли в полную негодность. Здесь не работал практически ни один прибор, не работали или просто были украдены датчики, включатели/выключатели, кабели... В итоге созданные для утилизации ядерных отходов суда уже сами стали представлять нешуточную опасность. Опасно фонили не только хранилища отходов, но и прилегающие помещения, скопившаяся в хранилище вода и сами трубопроводы... Да что там, даже на приличном расстоянии от бортов этих судов находиться было небезопасно. Однако самой серьезной проблемой здесь стало аварийное ядерное топливо, находящееся в баках хранилища.

Технология такова. Ядерное топливо располагается в специальных стержнях, которые после отработки вынимаются из реакторов и в специальных контейнерах перевозятся к месту утилизации. В данном случае в хранилища наших плавбаз, состоящие из пеналов, в которых легко размещались эти самые стержни. Все бы ничего, но научные достижения 60-х годов, по сути, на заре ядерной эры, еще не дошли до понимания некоторых процессов ядерной реакции. Ученые, конечно, знали, что уран после активной работы увеличивается в объеме, но реальные масштабы этого процесса еще никто не представлял. В итоге выгруженный в хранилища ПМ-80 и ПМ-32 уран распирало так, что он попросту деформировал стержни, которые в свою очередь едва ли не намертво застревали в пеналах. К тому же ядерное топливо высыпалось на пол, а много ли надо того же обогащенного урана, чтобы, как выражаются спецы, "забарабанило" все вокруг, - песчинка.

Короче, плавучие "мины", заточенные в ржавеющие и фонящие на всю округу корпуса, стали столь опасны, что к 1999 году встал вопрос ребром: либо сегодня, либо никогда, поскольку будет уже поздно.

Место работы - пекло

Поскольку времена были новые, опасную работу решено было "разыграть" на конкурсе. Его выиграла организация со все объясняющим названием - "Экоатом", возглавляемая тогда легендарным атомщиком Владимиром Константиновичем БУЛЫГИНЫМ. Говоря казенным языком, "Экоатому" ставилась цель - перевод судов в максимально радиационно-безопасное состояние в условиях безаварийного хранения. Казалось бы, все просто и понятно. Возможно, что уже после завершения всех работ такие вот строки и не впечатлили какого-нибудь чиновника. Подумаешь, перевести судно в безопасное состояние. Чай, не Чернобыль. Проблема только в том, что все это должны были делать не продвинутые механизмы, а обычные живые люди. Ну не совсем обычные, конечно, а спецы, знающие устройство пээмок, понимающие суть ядерных процессов и последствий каждого шага в Зоне. И, наконец, знающие, на что они идут...

Увы, таких людей в стране можно пересчитать по пальцам. Причина та же: наклепав тысячи подводников, про профессиональных "уборщиков" последствий бурной ядерной деятельности государства, как водится, вспоминали лишь от случая к случаю.

Команду из нескольких десятков человек собрали с миру по нитке. Если отбросить управленцев и разного рода консультантов, то количество спецов перевалило немногим за десяток. Если считать в обратном порядке. В итоге вышло, что непосредственно в Зоне работали в основном четверо: офицеры-моряки Артур ГОНЧАРЕНКО, Аркадий ЛЫСОВ, Юрий СТРУЖКА и флотский специалист Дмитрий ДЕМЧУК.

Начали с приморской ПМ-80. Методом проб и ошибок. "Группа очистки" облачалась в многослойные одежды, которые венчали специальные защитные костюмы. Защитные - в данном случае весьма условное название, поскольку многочасовая работа в зараженных зонах, естественно, даже с большой натяжкой от передозировки излучения не спасала. Плюс работа в такой "капусте" из одежды просто изматывала сама по себе. Например, представьте себе, что такое день за днем крутить ручку лебедки 13-тонной крыши хранилища. Представили. А теперь мысленно наденьте на себя еще несколько слоев теплых и толстых вещей, да еще и шубу в придачу. И крутите, крутите, крутите... Зная при этом, что вас постоянно атакует радиация.

...Искореженные разбухшим ураном стержни вначале просто вынимали из пеналов, как и полагается по штатной технологии. Но от этого они еще больше корежились, а топливо просто высыпалось на дно хранилища. От таких потуг пээмка забарабанила так, что кран, стоящий на причале, с помощью которого и перегружался опасный груз, пришлось обложить бетонными блоками. Крановщик ведь живой человек. Наши герои (автор считает, что этих людей здесь можно смело называть этим словом) тоже не роботы, но ведь, кто-то должен был работать в самом пекле...

Фантастическая четверка

Человеку не суждено чувствовать радиацию, как, например, тепло или холод, гарь или аромат "Шанели №5". Это уже потом, когда покрываются волдырями руки, один за другим отказывают органы, выпадают волосы или еще что, до тебя доходит, что был ты в невидимом аду, практически навсегда оставляющем свой след в твоем теле. ПМ-80, тоже на первый взгляд, - конструкция из ржавеющего металла, давно просящаяся на переплавку. Не более того. О том, что в реальности творилось в ее недрах, знали лишь счетчики радиации. И трещали об этом во весь голос, как торговки на базаре. Но слушаться их - значит бросить эту жизненно важную работу. Тела смельчаков даже после душа давали такой фон, что от греха подальше в документах просто записывали положенные по закону нормы. Однажды Артур Гончаренко, собиравший рассыпавшийся уран руками в защитных рукавицах, заметил, как ногти постепенно превращаются в желеобразную массу. Ничего, другие выросли...

Хотя, как признавались позже сами герои, радиацию они все-таки научились... чувствовать. Может быть, причина этого в повышенном количестве озона, образующегося в фонящих зонах. А может быть, в обострившейся интуиции... Или каком-то шестом чувстве, возникающем у перманентно облучаемых. Фантастика, скажете вы? Пусть так. Но фантастика сугубо научная. А наша фантастическая четверка - все же реальность, в отличие от своих киношных голливудских собратьев.

Рационализация на грани

Столичные академики и инженеры сели-таки за чертежи. Искореженные стержни и рассыпающийся словно песок уран напрочь ухудшили радиационную обстановку. Думали-думали, да придумали - стержни нужно вырезать из хранилища вместе с пеналами. Сказано - сделано. Светлые умы родили установку, которую нужно перемещать по верхней части хранилища, вырезая пеналы. Как обычно, на бумаге все было гораздо эффективнее, нежели в реальности. Во-первых, установка весила полтонны, ничем, кроме как краном, ее сдвинуть было нельзя. Во-вторых, сухопутные инженеры не учли, что любое судно время от времени качается на волнах, а установка под углом работать никак не могла. В-третьих, нужно было часто менять резцы. Короче, работала установка как и всякое российское изобретение, сделанное впопыхах. В итоге однажды у "надорвавшегося" от такого веса крана попросту переломилась стрела. Контейнер с опасным грузом грохнулся на палубу, но уцелел. Могло быть и хуже, но пээмке (а может быть, нам всем) опять повезло. Вместо берегового крана к ПМ-80 подогнали примерно такую же базу с работающим краном, поставив посудины борт в борт. Запомните этот факт.

Артур Гончаренко, будучи человеком флотским, но по образованию инженером, решил сам взяться за дело. Спустя некоторое время им с мастерами завода "Звезда" был создан достаточно компактный и весьма производительный механизм. Его основой стал отслуживший свой срок сверлильный станок, найденный на заводских задворках. За шесть рабочих часов бригада смельчаков вырезала 33 пенала! Это был настоящий прорыв. Именно благодаря этому станку, вместо четырех лет, которые требовались на очистку ПМ-80, ее камчатского собрата - ПМ-32 - удалось очистить от опасных пеналов за пару месяцев. Само собой разумеется, что новация, хоть и сделанная практически, как говорится, на коленке, спасла людей от гигантских доз облучения. Правда, и этого трудового, по сути, подвига в высоких кабинетах никто тоже не заметил...

Чуть было не было

Дни на объекте сменялись такими же днями, месяцы месяцами и даже года годами. А люди все ходили и ходили в пекло. Пээмка словно нехотя расставалась со своим смертоносным грузом, иногда показывая свой будто возбужденный многолетним облучением норов, грозящий страшными вещами.

Так, однажды старая посудина начала делать то, что и полагается делать судну, доведенному до полуразрушенного состояния, - она стала... тонуть. Вместе с еще не вытащенными стержнями, просыпавшимся ураном, фонящей водой и пылью. Кто-то оцепенел от ужаса, кто-то бросился бежать прочь, кто-то в запарке попытался включить насосы... Которых здесь уже не было лет двадцать... Посудина упрямо тонула. Морской Чернобыль Приморью был обеспечен.

И вновь в затопляемые отсеки полезли наши отважные ребята. Артур Гончаренко тогда долго благодарил судьбу, бога и много кого еще за то, что его - военного инженера-атомщика в военном училище научили, казалось бы, непрофильному делу - борьбе за живучесть корабля. Советская военно-морская школа - это вам не авианесущие крейсера китайцам продавать. Но на учебных авариях под руками у курсантов всегда были специальные пластыри, щиты, распорки, домкраты и конечно же насосы. На старой прогнившей барже не было ничего. Поэтому текущие дыры затыкали едва ли не собственными телами... Добытый на соседнем судне насос не успевал откачивать воду. Работая по пояс в воде, люди реально представляли, что посудина может в любой момент перевернуться. Тогда шансов выбраться - никаких. Нужно было еще немного времени. Еще чуть-чуть. Но его не было. ПМ-80 продолжала уверенно идти на дно, поскрипывая старыми усталыми шпангоутами и кренясь на один бок. Достигнув критического градуса, пээмка сделала, казалось, последний рывок и... уперлась своим стальным телом в борт своей базы-соседки. Помните, ту, которую подогнали для замены сломавшегося берегового крана? Моряки использовали шанс, предоставленный им самим провидением, и быстро заделали оставшиеся течи. А насос хоть с надрывом, но довершил спасательную операцию...

Можно еще долго рассказывать о разных непредвиденных случаях, на фоне которых "обычная" работа наших героев выглядит, может быть, как-то рутинно. С ПМ-80 за четыре года удалили стержни вместе с пеналами, собрали уран, барабанившую воду и даже в принципе неудаляемую радиоактивную пыль залили специальной краской. Очередной атомный ужас отступил. А потом была Камчатка, где уже опытная "группа зачистки" в течение нескольких месяцев привела в божеский вид ПМ-32.

Мы вас туда не посылали!...

Довольное начальство все это время подбадривало моряков, называя их работу настоящим подвигом. Кто-то даже подсчитал, что несколько человек, если считать нормы облучения и объем операций, выполнили работу порядка двух тысяч человек. Есть у атомщиков свой профессиональный термин - сжечь человека. То есть послать его в зону повышенной радиации. На очистке пээмок, выходит, сожгли "лишь" четверых. При этом были спасены многие их коллеги и десятки, а то и сотни тысяч людей, живущих вокруг этих мин замедленного действия.

Конечно, наши герои получили деньги за свою работу. Но они были ничтожно малы по сравнению с выполненной работой. Зато об этом факте им напоминали в каждой чиновничьей подворотне...

О представлении к званию Героев России вышестоящее руководство предпочло забыть. Хватит, сказали, с вас и орденов Мужества. А потом порешили, что и этого будет многовато. А потом и вовсе решили забыть эту историю, тем более что моряки по кабинетам особо не ходили и ничего себе не выпрашивали. Зато выпрашивали другие. И спешили отчитаться в Москву об успешной работе. Правда, собирающих уран руками на аварийных баржах никто не видел, но разве наверху это кому-то интересно? Это ж разбираться надо, время тратить. Короче, орденоносно-медальный дождь пролился-таки, но дальше высоких и не очень кабинетов ни одна его капля не просочилась.

Не забыл своих "Экоатом", по представлению губернатора Ленинградской области (предприятие базируется именно там) нескольких работников наградили за работу на Дальнем Востоке (!) орденами и медалями. Никто из нашей четверки в "Экоатоме" не числился. Поэтому никто ничего не получил. Их даже поначалу "забыли" включить в списки ветеранов подразделений особого риска. Уже спустя несколько лет они выбили себе какие-то невзрачные корочки, благодаря которым им теперь положена компенсация в пару сотен рублей при оплате услуг коммунальщиков. Единственным, кто хоть как-то отблагодарил моряков, оказался камчатский губернатор Михаил МАШКОВЦЕВ. За свою работу из его рук они получили почетные грамоты. В Приморье смельчаков власть не заметила...

Дальше - больше. Того же Артура Гончаренко флот со временем просто уволил с действительной службы. Самое вопиющее, что ему даже квартиру, положенную по закону, не дали. Какое там звание Героя...

Сейчас этот наш герой работает в профильном столичном институте, куда ежедневно добирается из маленького поселочка, расположенного в нескольких десятках километрах от Москвы. Другой герой - Аркадий Лысов тоже уволился, но квартиру все-таки выбил. Живет в Подмосковье и работает вместе с Гончаренко. Спецы без работы не останутся, что там говорить. Юрий Стружка недавно перенес операцию на головном мозге - злокачественная опухоль. И кто скажет, что это уже не дали о себе знать те самые пээмки? Демчук, по слухам, осел где-то в Приморье.

Нет никаких сомнений, что этот материал не пробьет железобетонную стену чиновничьего равнодушия и те, устыдившись, воздадут героям по заслугам. Нет, конечно. Автор материала не понаслышке знает об административных установках просто не замечать неудобных фактов, в том числе излагаемых журналистами. Ну поговорят недельку-другую, советуют чиновникам их вышестоящие начальники, а потом всё забудется. Поэтому этот материал написан для тех людей, в которых еще живо чувство благодарности. Для тех, кто может хотя бы про себя сказать "спасибо". Для тех, чью жизнь сделали намного безопасней, а то и вовсе спасли несколько смельчаков. Облученных и забытых.

Автор:
Теги:




Новости партнеров





Новости тематики





Новости раздела








Комментарии

  • Правила пользования функцией «Комментарии» на сайте Zrpress.Ru
  • Запрещается:
    1. Нецензурная брань.
    2. Личные оскорбления в любом виде.
    3. Высказывания расистского толка, призывы к свержению власти насильственным путем, разжигание межнациональной розни.
    4. Проявления религиозной, расовой, половой и прочей нетерпимости или дискриминации.
    5. Публикация сообщений, наносящих моральный или любой другой урон любому лицу (юридическому или физическому).
    6. Использовать в имени (нике) адреса веб-сайтов, грубые и нецензурные выражения.
    7. Совершать любые попытки нарушения нормальной работы функции «Комментарии» и сайта.
    8. Осуществление прямой рекламы в сообщениях.
    9. Помещение сообщений, содержащих заведомо ложную информацию, клевету, а также нечестные приемы ведения дискуссий.
    10. Мнения авторов комментариев может не совпадать с мнение авторов материалов и администраторов сайта. Администраторы имеют право удалить, отредактировать, перенести или закрыть любое ваше сообщение в любое время по своему усмотрению. Оставляя сообщение в «Комментариях», будьте взаимно вежливы и культурны, старайтесь не нарушать установленный порядок.

 

Авторизация:


Анонимно
Авторизовано
E-mail:
Пароль:
Loading...

MarketGidNews