Курсы валют ( )
USD: 74.04 р. 100 JPY: 68.08 р.
EUR: 89.85 р. 10 CNY: 11.49 р.
Индексы ( )

|

Finam

Новости finance.comon.ru

LentaInformNews

Две трети россиян - лишние люди

01 Января 1996, 00:00 | Дальний Восток

Представляем вниманию читателей интервью с президентом Института национального проекта "Общественный договор", заведующим кафедрой институциональной экономики МГУ, профессором, доктором экономических наук Александром АУЗАНОМ.

- В последнее время активно дискутируется тема направления развития страны. Каково оно, на ваш взгляд? Идем мы по европейскому пути или все же Россия - "мост" между Европой и Азией?

- Забавно, что вопрос ставится именно так: мы европейская страна или евроазиатская? И никто не ставит вопрос про страну азиатскую. Здесь я, кстати, могу процитировать КИПЛИНГА: "Русские думают, что они самая восточная из западных наций, а между тем, они всего-навсего самая западная из восточных"...

Если говорить о стереотипах поведения, то их исследование рушит многие прежние представления. Например, считалось, что русские - коллективисты. Но исследования КУЗНЕЦОВА и филологов, которые решили посмотреть, когда идея коллективизма стала применяться в России, показывают скорее обратные вещи. Мы это видим по поведению наших соотечественников, например в процессе дорожного движения, или по тому, как они стоят в очереди. Люди в России не коллективисты. Они демонстрируют просто крайние степени индивидуализма. Кто-то однажды сказал мне: посмотрите, как люди в очереди прижимаются друг к другу. Так ведь они это делают не из любви к ближнему, а чтобы никто не влез между ними!

Что же касается вопроса пути развития и системы ценностей, то он, я полагаю, у нас по-прежнему остается открытым. Нация в России находится в процессе формирования...

- До сих пор?

- В России никогда не было нации. Здесь были разного рода этнические сообщества, которые последние 500 лет жили в империях. Империи объединялись не по национальным, а по наднациональным ценностям: то православие и царизм, то коммунистическая идеология и т.д. Поэтому процесс формирования нации в России только идет. Взлет национализма, который мы наблюдаем, - это естественное повышение температуры в теле, где идут довольно сложные процессы. Поэтому, на мой взгляд, отвечать на вопрос "Кто мы?" пока просто рано.

- Чем, на ваш взгляд, являются нацпроекты? Может ли локальная экономическая мобилизация привести к достижению поставленных целей?

- Думаю, что нет. Потому что нацпроекты появились вместо институциональных реформ, которые затормозились после января 2005 г., после кризиса, связанного с монетизацией льгот. Поэтому в сферах, которые были потенциальными объектами реформирования - а это здравоохранение, образование, жилищный сектор, - вместо реформ стали возникать национальные проекты...

Если говорить о результатах, то здесь для меня наиболее показателен проект "Доступное жилье"... Проект загнал эту сферу в тупик. Полтора года назад я об этом уже говорил на встрече с Дмитрием Медведевым. Смотрите, что происходит: чем отличается сфера строительства и недвижимости? Это рынки с высокими входными барьерами, они высоко монополизированы. При этом не просто монополизированы, а монополизированы компаниями, которые во многих городах России аффилированы с властями. Значит, вы имеете трижды закрытые рынки. Если вы вбрасываете на них дополнительные деньги в виде спроса - а федеральные власти это сделали путем стимулирования ипотеки, - то закрытые рынки никогда не отвечают ростом предложения, они отвечают повышением цен. Один раз наступили на грабли - цена поднялась. Но зачем наступать второй раз? Дальше, не проводя никаких реформ, на рынок вбрасываются еще большие деньги. В итоге цены уходят за все точки равновесия спроса и предложения. Теперь даже богатые люди не могут себе купить квартиры для жилья, они покупают их исключительно как спекулятивные активы. Зато рынок недвижимости стал более привлекательным, чем биржевой.

- Что вы можете сказать о государственной промышленной политике?

- Я не против государственной промышленной политики, но для нее нужны соответствующие методы. И, самое главное, - соответствующее состояние субъекта. Государство в его нынешнем состоянии вряд ли может быть субъектом промышленной политики. Вообще, главным препятствием на пути к модернизации России сейчас является не состояние экономики, а состояние государственной системы. Никакого самоулучшения от государства ждать, конечно же, не приходится. Причем я вам могу объяснить, в чем конкретно сегодня выражается эта болезнь. Российская государственность, если мы ее понимаем как совокупность институтов, пользуется почти нулевым спросом населения. Доверие к институтам российского государства постепенно снижается. Есть доверие не к институту, а именно к персоне.

- К одной конкретной...

- Совершенно верно! В этом смысле мы наблюдаем отнюдь не укрепление российской государственности, а ее крайнее ослабление. Можно ли вырулить из этой ситуации? Можно! Есть такая система, как New Public Management, которой в 90-е годы успешно воспользовались не самые продвинутые страны Западной Европы, например Ирландия и Португалия. В чем суть системы? Государство перестает восприниматься как монополист в производстве определенных благ, потому что на самом деле нет таких вещей, которые может делать только государство.

В свою очередь, путь к модернизации государства лежит через запрос общества и бизнеса. Тогда мы уже можем говорить о модернизации государственных институтов, а после этого и об эффективной промышленной политике.

- Трудно поверить в то, что сегодняшнее общество способно подать какой-то сигнал власти.

- Сейчас - да, не способно. Сегодня власть скорее способствует раздроблению общества.

- А общество-то наше готово к какому-либо качественному переходу? Может ли оно в своем сегодняшнем состоянии способствовать диверсификации экономики и отходу от сырьевой модели развития страны?

- Очень хороший вопрос. Если мы говорим об отношении общества к задаче диверсификации экономики, то давайте поймем, на каких ресурсах держится сырьевая модель и на каких должна держаться инновационная. Дело в том, что для нынешней сырьевой модели 2/3 населения России представляют собой избыточное население. И в этом смысле мы зря плачемся, что демографическая динамика не та. Да мы этим людям не можем эффективно занятость обеспечить при сырьевой модели!

- То есть, для того чтобы качать нефть, хватает одной трети?

- Именно. Поэтому, если мы говорим об обществе, то по крайней мере две трети его на своей шкуре осознают неэффективность своей работы. Она выражается в том, что люди получают гроши за работу, которая вообще-то не очень нужна. А это значит, что большая часть населения фактически не востребована... А это уже повод для перемен.

Полную версию интервью читайте на сайте "Утро.Ru".

Автор:
Теги:




Новости партнеров





Новости тематики





Новости раздела








Комментарии

  • Правила пользования функцией «Комментарии» на сайте Zrpress.Ru
  • Запрещается:
    1. Нецензурная брань.
    2. Личные оскорбления в любом виде.
    3. Высказывания расистского толка, призывы к свержению власти насильственным путем, разжигание межнациональной розни.
    4. Проявления религиозной, расовой, половой и прочей нетерпимости или дискриминации.
    5. Публикация сообщений, наносящих моральный или любой другой урон любому лицу (юридическому или физическому).
    6. Использовать в имени (нике) адреса веб-сайтов, грубые и нецензурные выражения.
    7. Совершать любые попытки нарушения нормальной работы функции «Комментарии» и сайта.
    8. Осуществление прямой рекламы в сообщениях.
    9. Помещение сообщений, содержащих заведомо ложную информацию, клевету, а также нечестные приемы ведения дискуссий.
    10. Мнения авторов комментариев может не совпадать с мнение авторов материалов и администраторов сайта. Администраторы имеют право удалить, отредактировать, перенести или закрыть любое ваше сообщение в любое время по своему усмотрению. Оставляя сообщение в «Комментариях», будьте взаимно вежливы и культурны, старайтесь не нарушать установленный порядок.

 

Авторизация:


Анонимно
Авторизовано
E-mail:
Пароль:

Популярно

Loading...

MarketGidNews