Курсы валют ( )
USD: 74.36 р. 100 JPY: 67.83 р.
EUR: 89.93 р. 10 CNY: 11.52 р.
Индексы ( )

|

Finam

Новости finance.comon.ru

LentaInformNews

Счастливый билет

01 Января 1996, 00:00 | Дальний Восток

Хочется верить в лучшее, но приходится оставаться реалистом. Ссылать федеральных министров поднимать Дальний Восток все равно не будут, строительство электростанций и дорог бегства людей отсюда не остановит. И даже может ускорить - по железной дороге из Магадана, Якутска наконец уедут те, у кого нет денег, чтобы купить билет на самолет.

Именно такой сценарий вполне вероятен для Дальнего Востока, если недавно принятая Федеральная целевая программа "Развитие Дальнего Востока и Забайкалья" не будет финансироваться согласно заявленным суммам. Так ведь уже было со всеми предыдущими вариантами дальневосточных программ. И это не единственный повод для сомнений относительно светлого будущего нашего региона. Какую стратегию развития примет федеральный центр, будет ли она жизнеспособной и направленной на создание здесь условий, привлекательных для жизни населения? Скажете, рано пока задавать подобный вопрос, все решения относительно стратегических аспектов отнесены на следующий год. "ДК" придерживается другой точки зрения - именно сейчас самое время обсуждения альтернатив нашего дальневосточного будущего.

Мученическое возрождение

Федеральная целевая программа "Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Забайкалья на период до 2013 года" имеет богатую историю. Первая программа даже носила статус президентской, что тем не менее не сделало ее успешной. Объем финансирования, внушительно прописанный на бумаге, на деле оказался столь ничтожным, что не только программных целей не удалось достичь, но и просто почувствовать ее влияние регион не смог. Такие были времена. По распоряжению президента ПУТИНА она была переписана в 2002 году, но вновь не была реализована в полном объеме. Ее переписали начисто в 2007 году. И вновь на бумаге все выглядит очень внушительно.

Досье

С 2008 года по 2013-й на реализацию программных мероприятий предполагается израсходовать 566 млрд руб., в том числе по подпрограмме "Развитие Владивостока как центра международного сотрудничества в АТР" - 147,5 млрд руб. Из федерального бюджета на эту программу планируется потратить 426,3 млрд руб. От регионов ждут более скромных вложений в размере 49,5 млрд руб. Муниципалитеты практически полностью избавляют от участия - они должны потратиться всего на 4,8 млрд руб. 85,5 млрд руб. будет привлечено из внебюджетных фондов. Практически все деньги пойдут на капитальное строительство - 563,9 млрд руб., в том числе из федерального бюджета - 424,2 млрд руб. На НИОКР будет выделено 270 млн руб. федеральных средств. А на прочее - 1,8 млрд руб.

Если сравнивать то, что сделали в этот раз, с тем, что сверстали в 2002 году, то существенное отличие будет одно - пропорции между объемом федеральных средств и внебюджетных поменялись с точностью до наоборот. В целом тогда средств до 2010 года предполагали выделить незначительно меньше. Однако, если вспомнить ФЦП, принятую в 1996 году, то отличия придется искать уже в программных мероприятиях.

"Если поделить 560 млрд руб. на 25 (сегодняшний курс рубль-доллар), то объем выделяемых по программе средств составит $22,4 млрд. То есть $3,7 млрд в год, - сравнивает варианты ФЦП директор Института экономических исследований ДВО РАН Павел МИНАКИР, - Программа с 2002 по 2010 г., то есть на 9 лет, стоила 440 млрд руб., или $15,7 млрд при курсе рубль-доллар, равном 28, получаем $1,7 млрд в год. То есть записанный бюджет программы - это прорыв только с точки зрения реально выделявшихся денег, а не распланированных". "Вместе с тем суммарный объем инвестиций в экономику Дальнего Востока с 2000 по 2007 г., включая сахалинские проекты, составил 250-300 млрд руб., то есть не более 60 млрд руб., или $2 млрд. в год, - продолжает он. - А в экономике существует такое понятие, как предельная инвестиционная емкость территории. Тот объем средств, который запланировано выделить по новой ФЦП, - это предел по тем мощностям, которые есть сегодня на Дальнем Востоке".

Программные мероприятия - разговор особый. Как замечает Павел Минакир, есть два способа составления программ. "В первом случае собираются объекты и под них выделяются деньги. Во втором - под имеющуюся сумму денег набирают объекты. При этом, если проекты начинать с нуля, то только около трех лет уйдет на их подготовку, составление проектно-сметной документации, предпроектные работы и т.п. Именно поэтому в программу отбираются проекты известные или запущенные".

И выбор федерального центра понять можно - строить на Дальнем Востоке школы, больницы, коммунальные сети, жилье, театры, научные центры на средства бюджета очень рискованно. Во-первых, к удвоению ВРП это явно не приведет, во-вторых, шансы на то, что инфляция вверх поползет, возрастают значительно. Вкладывать государственные средства в строительство заводов кажется абсурдным. У нас же рыночная экономика! Что остается? Дороги, электросети, электростанции, аэропорты. В общем, федеральная и региональная собственность, наличие которой, с одной стороны, создает минимальные условия для комфортного проживания на этой территории, а с другой - может простимулировать бизнес взяться за разработку и освоение залежей полезных ископаемых.

Инфраструктурная направленность объектов, которые будут финансироваться по федеральной программе, признается наиболее целесообразной. Однако, по мнению региональных чиновников, сведение программы к только набору инфраструктурных проектов не в полной мере отвечает ее целям и задачам. "То, что сегодня программа "Дальний Восток и Забайкалье " получила реальное денежное наполнение, - это очень хорошо, - подчеркивает министр внешних связей и экономического развития Хабаровского края Александр ЛЕВИНТАЛЬ. - Мы только мечтали об этом. Сейчас уровень ее финансирования из федерального бюджета составляет примерно 90% от уровня программы 1996 года. Единственное, на что можно было бы, на мой взгляд, добавить эти10%, это вопросы социальной сферы. В этой программе изначально поставлено три цели: структурная перестройка экономики Дальнего Востока, закрепление населения и использование внешнеэкономического фактора. Из всех этих направлений сегодня создаются условия для реализации первого. Герман ГРЕФ поставил задачу убрать инфраструктурные ограничения, то есть развить транспорт и энергетику. И в этом он прав. Но только рано после этого ставить точку. Да, появятся здесь дороги и электростанции, но кто здесь жить будет? Разве кинутся сюда инвесторы заводы ставить, если они видят, что здесь некому работать. Если мы не решим социальную задачу по закреплению уже существующего населения, то развитие экономики ставится под вопрос. А этого в программе нет. Также не прописаны там мероприятия по внешнеэкономической интеграции региона".

Федеральные чиновники более лояльно относятся к решениям Москвы, хотя и их отсутствие в программе объектов социальной инфраструктуры не радует. "Если вспомнить, то в первой редакции программа являлась управляющей по отношению к другим ФЦП, действующим на территории ДВ, и была направлена на создание условий социально-экономического развития территории, - говорит один из чиновников аппарата полномочного представитель Президента РФ в ДВФО. - Последующие корректировки этого документа сводились к тому, что из программы исключались объекты, реализация которых не началась. В результате откорректированная в 2005 году программа программного характера не имела, а представляла набор проектов, которые реализовывались на территории округа".

"Вместе с тем то, что в ФЦП до 2013 года основной упор сделан на развитие инфраструктуры, считаю положительным моментом, - продолжает он. - Инфраструктура создается не просто так, а под что-то, для дальнейшего развития чего-то. Почему до сих пор на Дальний Восток не спешит частный инвестор? Потому что дорого развивать здесь производство, а порой и невозможно - нет дорог, нет электроэнергии. Кроме того, федеральные вложения в инфраструктуру Дальнего Востока дают инвесторам сигнал, что государство заинтересовано в развитии этой территории. Следовательно, и частному бизнесу можно вкладывать деньги в этот регион, зная, что они не пропадут. В то же время, безусловно, отрицательный момент программы - отсутствие объектов социальной инфраструктуры. Ведь не всякий частный инвестор будет вкладывать деньги в социальную сферу. А это больницы, школы, комфортное проживание, следовательно, закрепление населения, снижение миграции с Дальнего Востока".

Досье

За период реализации Программы (с учетом реализации подпрограммы "Развитие города Владивостока как центра международного сотрудничества в Азиатско-Тихоокеанском регионе" и проектов, предлагаемых к финансированию за счет средств Инвестиционного фонда Российской Федерации, либо иных институтов развития) намечается достичь следующих основных показателей: создаваемые рабочие места - 69,9 тыс.; рост ВРП в 2013 к 2007 г. - 2,6 раза; рост объемов отгруженной продукции - 2,3 раза; рост объема инвестиций в основной капитал за счет всех источников финансирования - 3,5 раза; рост численности экономически активного населения - 1,1 раза; снижение уровня безработицы (по методологии МОТ) - 1,7 процентных пункта. Вклад Программы в валовой региональный продукт - более 800,6 млрд рублей. Вклад Программы в увеличение доходной части бюджетной системы - 206,9 млрд рублей, в том числе в федеральный бюджет - 135 млрд рублей.

Работа на имидж

Рядовой житель Дальнего Востока тот факт, что государство наконец-то готово потратиться на развитие региона, скорее приветствует. Не рядовой задается вопросом, а зачем на развитие транспорта и энергетики выделять средства по отдельной ФЦП? В стране уже не первый год действуют отраслевые программы, в том числе по развитию транспорта и энергетики. Объяснение одного из государственных служащих, что переверстать существующие программы труднее, чем написать новую, звучит странно. Вариант, что ФЦП надо сохранить, так как в 2013 году туда можно будет включить другие проекты, еще менее убеждает.

Логичнее, кажется, предположение о том, что федеральный центр в очередной раз озаботился поднятием имиджа государства, причем в первую очередь среди жителей страны. Национальные проекты, материнский капитал, Олимпийские игры в Сочи, флаг на Северном полюсе и АТЭС во Владивостоке. Как оказался в этом ряду Дальний Восток? "Внезапного ничего нет, - считает Павел Минакир. - На тему, что делать с Дальним Востоком, рассуждают на протяжении последних 110 -120 лет. При этом каждый раз, когда полезность региона, измеряемая в количестве сырья, в геополитических приоритетах, в балансе политических и военных сил, сходит на нет или когда страна отвлекается на другие жизненно важные задачи, о Дальнем Востоке забывают. При изменении условий вспоминают".

"В честном соревновании Дальний Восток всегда проигрывал регионам из центра России, потому что ставить инвалида и здорового спортсмена на соседние дорожки в забеге нельзя. И когда в 90-е годы регион погрузили в квазичестную конкуренцию, все понимали, каков будет результат, - продолжает он. - После 1998 года ситуация в стране изменилась. Финансовых ресурсов благодаря растущим ценам на нефть стало больше. А чем больше у государства ресурсов, тем более естественно его желание заняться замыкающими проектами - слишком дорогими и плохо окупаемыми. Необходимость такого селективного подхода к развитию Дальнего Востока ведь никогда не снималась с повестки дня".

Эксперты указывают и на другие обстоятельства. Россия вынуждена менять геополитические приоритеты, потому что чем более сильной финансово она становится, тем с большей оппозицией сталкивается на Западе. И в поисках альтернативы поворачивается на Восток и на Юг. А на Востоке, в частности, формируется новый мощный глобальный центр экономических и политических сил. И разговоры о том, что надо выходить в АТР через российский Дальний Восток, начались еще в начале 80-х годов.

Следующее объяснение нового интереса государства к восточной окраине связано с освоением сырьевых ресурсов и эксплуатацией мировых сырьевых рынков. "Все понимают, что лучше иметь экономику диверсифицированную, высокоэффективную. Но... понимать - это одно, делать - другое, получать результат - третье, - рассуждает Павел Минакир. - Пока локомотивом финансового благополучия страны, а следовательно, и гарантией ее военно-политического статуса остается сырье. А сырьевые отрасли коварны. В высокотехнологичных производствах можно добиваться увеличения объемов продаж за счет модификации изделий, меняя дизайн, например, и не наращивая производственные мощности. При эксплуатации природных богатств для того, чтобы просто сохранять свою долю на рынке, надо прикладывать все больше усилий. То есть вводить в эксплуатацию все новые и новые месторождения. И страна вынуждена двигаться на восток, потому что здесь есть сырьевые резервы". А чтобы эксплуатировать сырьевые рынки АТР, нужна инфраструктура. То есть надо строить в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке нефтепроводы и газопроводы.

И еще одно объяснение сегодняшнего интереса к ДВ со стороны Москвы дает Павел Минакир. "Усиливающийся вкус политической элиты к ведущим ролям требует постоянной подпитки инициативами. Олимпиада в Сочи - одна из таких инициатив. Саммит АТЭС во Владивостоке - другая. Решается проблема политического лидерства, при этом особое значение приобретают имиджевые проекты. Обе эти инициативы емкие как политически, так и финансово, хорошо согласуются с общей концепцией развития государства. И под них не жалко выделить средств".

Одеяло на себя

При взгляде на перечень объектов, которые попали в новую редакцию ФЦП, становится ясно, что каждый регион старался включить в программу прежде всего то, что нужно именно ему. Но есть проекты, имеющее межрегиональное значение.

К таким можно отнести подготовку зоны затопления Бурейской ГЭС на территории Хабаровского края и Амурской области, строительство автодорог Лидога-Ванино, Аян-Нелькан-Югоренок, Якутск-Сунтар-Мирный-Усть-Кут-Тулун и Якутск-Амга-Усть-Майя-Эльдикан-Югоренок-Аян, Колыма-Омсукчан-Омолон-Белибино-Комсомольский-Анадырь, реконструкцию береговых сооружений паромного сообщения "Ванино-Холмск". Однако, по мнению некоторых экспертов, эти проекты не способствует межрегиональной кооперации. Как считает директор ДальНИИ рынка Вадим ЗАУСАЕВ: "Как раз программа должна быть направлена на решение межрегиональных проблем. Должна стимулировать точки дальневосточного роста, такие, как, например, Ванино. А сегодняшняя программа состоит из корректных проверенных проектов, которые решают локальные региональные задачи".

Вообще, говорить о едином экономическом пространстве на Дальнем Востоке экономисты не спешат. Сходные условия после 1991 года наложили определенный отпечаток на развитие регионов, повлияли на их отношения с центром России и с сопредельными странами. Те связи, которые существовали между Москвой и Дальним Востоком, порвались. Экономика субъектов Дальнего Востока переориентировалась в глубь себя и на внешний рынок, что хорошо видно по товарообороту. Сырьевая направленность сохраняется до сих пор, а сырье идет на экспорт.

"С точки зрения экономической специализации, как можно говорить об интеграции между Чукоткой, где занимаются добычей золота, и Хабаровским краем, в котором развито машиностроение, - размышляет Павел Минакир. - Амурская область, Хабаровский край, Приморский край, Сахалинская область - между ними возникали и возникают особые взаимоотношения. Но это закономерно, чем мощнее экономики, тем сильнее они притягиваются друг к другу; чем более дифференцированные, тем больше точек соприкосновения у них появляется. Лучший пример интеграции - это конкуренция между Приморским и Хабаровским краями за инвесторов. Через газопровод и паромную переправу в эту интеграцию сейчас активно втягивается Сахалин. Амурская область несколько удалена и сильнее интегрируется с Китаем".

В создаваемой стратегии развития Дальнего Востока до 2025 года должен присутствовать межрегиональный блок. "Предложение академии наук - провести всю работу в два этапа, - рассказывает Павел Минакир. - В этом году подготовить рамочный документ, в нем прописать макроэкономику, экономические ограничения возможности. А в следующем году состыковать региональные стратегии, отраслевые и разработать окончательный вариант". Сейчас все субъекты ДВФО, за исключением Якутии, - они свою схему размещения производительных сил на территории региона еще зимой утвердили в МЭРТ-е - спешно размещают заказы в НИИ на написание стратегий. Причем заказывают стратегии как регионов, так и региональных центров.

Стратегии будут писать ученые, причем в большинстве случаев московские или питерские. Координировать эту работу будет правительство. Стратегию развития Дальнего Востока до 2025 года напишут за год. Вероятнее всего, большинство дальневосточников не то чтобы влиять на процесс написания документа, но даже знать о его существовании и уж тем более содержании не будет.

Индустриализация вместо информатизации

Те проекты, которые сегодня реализуются на Дальнем Востоке и планируются к реализации, - это нефтепровод ВСТО, газопровод Сахалин-Приморье, завод по сжижению природного газа на Сахалине, Бурейская ГЭС, а также строительство комплекса ГЭС, горно-металлургических комбинатов, заводов газохимии на юге Якутии, ТЭЦ на Ургале в Хабаровском крае, алюминиевого завода на юге Дальнего Востока, ЦБК в Хабаровском крае, нефтеперерабатывающего завода в Приморье и др. свидетельствуют о том, что Дальний Восток решили доиндустриализировать. Причем хотят этого не только местные власти, но и сырьевые гиганты. А Правительство РФ готово любое развитие Дальнего Востока благословить, пусть даже в качестве сырьевого придатка страны.

Ученые тоже преимущественно поддерживают индустриализацию Дальнего Востока. "Сколько бы вы ни произносили "высокие технологии", "информационный мир", если вы говорите о Московской области или о Новосибирске, это приобретает смысл. А если о Дальнем Востоке - нет, - уверен Павел Минакир. - Чтобы здесь развивать высокие технологии, надо сюда мозги привлекать. А для этого здесь как минимум надо создать американскую цивилизационную инфраструктуру, чтобы обеспечить им уровень комфорта. Это значит переделать весь регион, привести сюда нобелевских лауреатов и лет 20-30 ждать результатов. Зачем? Если здесь есть нефть, газ и появится дешевая электроэнергия".

Важно только, чтобы при этом разработчики стратегии не забыли о вопросах экологической безопасности Дальнего Востока, чтобы восточная окраина России не превратилась в непригодный для нормальной жизни регион. Не потерять бы по ходу развития те исключительные преимущества, которыми мы располагаем. Тревожиться по этому поводу стоит уже сейчас, ведь мы уже практически потеряли в экологическом смысле Амур, заливы, окружающие Владивосток, и т.д.

С индустриализацией тесно связана и другая проблема - трудовая миграция. Чтобы строить фабрики, заводы, нужны рабочие руки, и в большом объеме. Чтобы работать на них, нужны рабочие головы. Избыточной рабочей силы на Дальнем Востоке нет. И ехать сюда из центра России никто не спешит. Выхода из этой ситуации два. Государство может объявить всеобщую мобилизацию и льготами заманить на восток России новых "комсомольцев-добровольцев". Или закрыть глаза, тогда решать проблему будут корпорации - и на Дальний Восток приедут китайцы, так как они согласны больше работать, получать меньше и могут жить в бараках. Проблему нехватки рабочих рук это снимет, только Правительству России надо будет вовремя открыть глаза и не забыть этих людей превратить в граждан России, чтобы избежать тех забот, что не дают сегодня спокойно спать политикам Европы. А рабочие головы корпорациям все равно придется за деньги привлекать.

Есть и другие вопросы. Настраивая дальневосточные предприятия на создание производств с высокой добавленной стоимостью, федеральный центр в качестве стимулов должен максимально задействовать механизмы тарифного регулирования, гибко подстраивая их под реалии отдаленной территории. Конкретный пример: ставится задача применения высоких технологий, глубокой переработки сырья. Для того чтобы в регионе занялись собственной переработкой леса, а не гнали за границу кругляк, введены повышенные пошлины на необработанную древесину. Теперь предприятия вроде бы должны провести техническое перевооружение и заняться глубокой переработкой. Однако они делать этого не спешат. Как заявил в одном из интервью генеральный директор ООО "Смена Трейдинг", руководитель Дальневосточной ассоциации лесоэкспортеров Александр СИДОРЕНКО, за два года поставить из Японии современное перерабатывающее оборудование, а рост пошлин будет продолжаться до 2009 года, - это нереально. Сложности возникают как с привлечением инвестиций и согласованием проектов, так и с подготовкой кадров. "Для большинства потенциальных переработчиков леса нет таможенных и инвестиционных "зеленых коридоров", хотя на региональном уровне делаются заявления, что производство шпона и фанеры будет запущено в короткие сроки". Как замечает один из экспертов "ДК", пока в России выгодней заплатить взятку и провести кругляк контрабандой, чем новое высокотехнологичное оборудование из-за границы завести.

"Та же рыбопереработка - это супертехнологичная отрасль, - говорит Павел Минакир. - На Дальнем Востоке есть районы, где можно выращивать марикультуру. Например, в Институте биологии моря во Владивостоке есть наработки по изготовлению лекарств на основе вытяжек биологически активных веществ из морских растений. Но какая высокая технология? Наше государство не может сделать так, чтобы рыбаку было выгодно везти выловленную рыбу на российский берег. Нужно построить такую систему, в рамках которой можно будет не просто поддерживать отрасль в рабочем состоянии, но и развиваться. Вопрос глубокой переработки рыбных ресурсов зависит не только от желания руководителей рыбодобывающих предприятий этим заниматься".

О том, что и где на Дальнем Востоке стоит развивать, единого мнения нет. Большинство ученых соглашаются с тем, что на Камчатке надо заниматься промыслом биоресурсов и рыбопереработкой. На Сахалине предлагается воспроизводить биоресурсы, развивать нефтепереработку, газохимию. В Приморье - строить суда, выращивать марикультуру, развивать портовое и железнодорожное хозяйство. "Строить нефтеперерабатывающий завод на юге Приморья я бы поостерегся, - говорит Вадим Заусаев. - А в Амурской области можно выращивать экологически чистые продукты и развивать энергетику". Хабаровский край становится регионом транзита и лесопереработки. При этом некоторые еще надеются возродить Комсомольск как центр научных инноваций и даже космостроения. И высоко оценивают шансы Хабаровска стать лидером в области медицины и образования. "Экономики южных регионов Дальнего Востока должны дополнять друг друга", - подчеркивает Вадим Заусаев.

Трубный дух

Исходя из сегодняшней ситуации, интегрировать российский Дальний Восток в АТР российские чиновники и ученые предполагают через нефть, газ, электроэнергию и дороги. В поддержку межгосударственного энергообъединения директор института систем энергетики им. Л.А. Мелентьева СО РАН Николай ВОРОПАЙ приводит следующие факты. Во-первых, Япония и Республика Корея не имеют собственных топливно-энергетических ресурсов, и стоимость топлива и энергии в этих странах высока. Восток России, Китай и КНДР обеспечены ресурсами значительно лучше, но в Китае очень быстро растет экономика, что ведет к проблемам в обеспечении электроэнергией. Он также указывает на то, что системные эффекты от объединения энергосистем соседних государств могут быть существенными из-за сезонной и часовой разницы годовых максимумов нагрузки. Восток России, КНДР, Монголия и северо-восточные провинции Китая имеют максимум нагрузки зимой в вечерние часы, а Япония, Республика Корея, центральные и южные провинции Китая - летом днем. Другие системные эффекты такого объединения - сокращение резервов, поддержание стабильности частоты.

Уже выполнены предпроектные исследования некоторых возможных межгосударственных электрических связей. Среди них Бурейская ГЭС- Харбин с параметрами 700 км, 400 кВт, 1 ГВт, $250 млн (на 2006 год). Дальний Восток России - КНДР - Республика Корея - 1100 км, 500 кВт, 4 ГВт, $2 млрд (на 2006 год). Сахалин- Япония - 470 км, 500 кВт,4 ГВт, $2,6 млрд (на 2006 год). Дальний Восток России - Китай - Республика Корея - 3500 км, 500 кВт, 4,5 ГВт, $3 млрд (на 2006 год).

Реализация проекта по строительству нефтепровода ВСТО идет полным ходом. В 2006 году "Транснефть" подписала протокол с Китайской национальной нефтегазовой корпорацией и в этом году завершила разработку Обоснований инвестиций в строительство нефтепровода на участке Сковородино-граница КНР. Подробно эту тему "ДК" расскрывает на стр. 48-52.

В октябре 2006 года пошла на экспорт сырая нефть с проекта "Сахалин-1". В конце августа прошлого года компания "Эксон Мобил" завершила строительство магистрального трубопровода на 12 млн тонн нефти в год с Сахалина через Татарский пролив на Де-Кастри. Добыча нефти к концу 2006 года на месторождении Чайво достигла 30 тыс. метрических тонн нефти в сутки. Сегодня ежедневно из терминала в Де-Кастри экспортируется до 250 тыс. баррелей сырой нефти проекта "Сахалин-1". Со слов президента компании "Эксон Нефтегаз Лимитед" Стивена ТЕРНИ, будущие стадии проекта включают выработку запасов природного газа на месторождении Чайво для поставок на экспорт, а также освоение месторождений "Одопту" и "Аркутун-Даги".

Реализации планов "Эксон Нефтегаз Лимитид" по строительству газопровода на Китай помешал "Газпром". Как известно, газовый гигант, ставший участником проекта "Сахалин-2", собирается строить газопровод с Сахалина на Приморье (производительность до 10 млрд куб м. в год), а оттуда, предположительно, в Корею. В 2008 году с Сахалина начнутся поставки сжиженного природного газа (проект "Сахалин-2") в Японию, Корею, Мексику и США. Более 60% от законтрактованного объема приходится на Японию. Сахалинский СПГ также будет поставляться на терминал Баха в Мексике для регазификации и распределения в Мексике и США. Покупатель в Южной Корее - корпорация "Когаз". Производительность завода СПГ - 9,6 млн тонн в год.

Непроходные дороги

Сегодня на территории Дальнего Востока расположено несколько международных транспортных коридоров, однако востребованы они частично. Транссиб загружен не полностью. После 1 января 2006 года значительно снизился транзитный грузопоток, поступающий в Россию из стран АТР, в первую очередь в контейнерах. С повышением тарифов на перевозку транзитных контейнерных грузов перевозить грузы по нему стало экономически невыгодно. В результате грузы в Европу пошли морем. Как отмечают эксперты, компаниям из АТР теперь имеет смысл использовать Транссиб только для отправки грузов в Россию или Среднюю Азию.

Получается, что у территории есть шанс зарабатывать на транзите грузов из АТР в Европу, только если строительство дорог, портов, хабов на Дальнем Востоке сможет как-то повлиять на ценовую политику и качество услуг российских естественных монополий. А иначе придется возить по этим дорогам товары народного потребления и продукты из Китая в города и села Дальнего Востока и Сибири. Здесь их будут покупать китайцы, прокладывающие на Дальнем Востоке газопроводы, возводящие горно-обогатительные фабрики и нефтеперерабатывающие заводы. А продукцию этих производств будут потреблять их бывшие соотечественники. И будут выпускать все новые товары народного потребления, в том числе высокотехнологичные.

Не хочется быть пессимистом, тем более что сегодня мы являемся свидетелями нового поворота в формировании российской восточной политики. И хочется надеяться, что розданные векселя будут своевременно и в полной мере оплачены - не только деньгами, но и разумными, стратегически выверенными действиями федерального центра.

Автор:
Теги:




Новости партнеров





Новости тематики





Новости раздела








Комментарии

  • Правила пользования функцией «Комментарии» на сайте Zrpress.Ru
  • Запрещается:
    1. Нецензурная брань.
    2. Личные оскорбления в любом виде.
    3. Высказывания расистского толка, призывы к свержению власти насильственным путем, разжигание межнациональной розни.
    4. Проявления религиозной, расовой, половой и прочей нетерпимости или дискриминации.
    5. Публикация сообщений, наносящих моральный или любой другой урон любому лицу (юридическому или физическому).
    6. Использовать в имени (нике) адреса веб-сайтов, грубые и нецензурные выражения.
    7. Совершать любые попытки нарушения нормальной работы функции «Комментарии» и сайта.
    8. Осуществление прямой рекламы в сообщениях.
    9. Помещение сообщений, содержащих заведомо ложную информацию, клевету, а также нечестные приемы ведения дискуссий.
    10. Мнения авторов комментариев может не совпадать с мнение авторов материалов и администраторов сайта. Администраторы имеют право удалить, отредактировать, перенести или закрыть любое ваше сообщение в любое время по своему усмотрению. Оставляя сообщение в «Комментариях», будьте взаимно вежливы и культурны, старайтесь не нарушать установленный порядок.

 

Авторизация:


Анонимно
Авторизовано
E-mail:
Пароль:

Популярно

Loading...

MarketGidNews