Курсы валют ( )
USD: 76.44 р. 100 JPY: 72.88 р.
EUR: 90.45 р. 10 CNY: 11.41 р.
Индексы ( )

|

Finam

Новости finance.comon.ru

LentaInformNews

"Зеленая экономика" Приморья

18 Августа 2020, 16:10 | Приморье

Модель регионального развития может получить «тигриное» дополнение

 

Природная среда и ресурсы являются основой построения любой экономики. Идея «зеленой экономики» является инструментом, действия которого нацелены на повышение благосостояния людей и их социального равенства, а также - на значительное снижение неблагоприятного антропогенного воздействия на окружающую среду и растущих рисков экологической деградации территорий. Государственная программа «Охрана окружающей среды Приморского края» на 2020-2027 годы преследует именно эти цели.

Ведущий научный сотрудник Тихоокеанского института географии ДВО РАН, доктор биологических наук, профессор Владимир БОЧАРНИКОВ рассказал газете «Золотой Рог» о возможностях экономического роста в регионе на принципах «зеленой экономики».

- Владимир Николаевич, как возник вопрос о «зеленой экономике» для Приморья?

- Полтора месяца назад я закончил первый этап работы по ситуационному анализу инвестиционной экономики Приморья с экологической позиции. Меня попросили изучить вопрос «зеленой экономики» и выразить мнение – насколько она может оказаться подходящей для нас. Работа показала, что общемировой многосторонний кризис, разрушающий основы существующего последние несколько десятилетий «общества потребления» не чужд и Приморскому краю, что отражается, прежде всего, в области инвестиций.

В широком понимании инвестиции – это вложения капитала с целью последующего его увеличения. На микроэкономическом уровне инвестиции необходимы для обеспечения в будущем нормального функционирования предприятия, стабильного финансового состояния и максимизации прибыли. Ныне очевидно, что в условиях резкого ухудшения потребительской экономики, хозяйствующие субъекты существенно меняют свои рабочие схемы.

- Как инвестиции связаны с сохранением природы?

- Охрана окружающей среды в нашей стране, прежде всего, опирается на государственные федеральные и региональные инструменты, где с одной стороны - бюджетные финансовые потоки, а с другой - репрессивно-контролирующий штат госслужащих: агентства и службы по контролю и надзору, инспекторы, контролеры, и им в помощь - полиция и прокуратура. Весь крупный бизнес края имеет основных владельцев и инвесторов за своими пределами, а иногда и вне страны. Хотя есть и специализированные структуры, особое внимание губернатора, к привлечению крупных инвесторов. Они, по сути, и создают «фокусную группу». Но они же определяют в реальности, насколько сохранится природный облик и уникальные ценности биоразнообразия в крае.

Ну, а заботы государственных и региональных структур – в «красивой отчетности». Под этим углом вполне понятно, что те стратегии регионального развития, инвестиционной экономики, совершенствования структуры и цели сохранения биоразнообразия, что записаны в нацпроекте «Экология», должны, во-первых, вписываться в утвержденные показатели и сроки, а, во-вторых, решения по ним все равно принимают люди, живущие в Москве. Понятно, что те, кто живет и занимается серьезным бизнесом или руководит в крае, должны соблюдать правила игры, установленные не ими.

Конечно, в условиях коронавируса те, кто живет в Москве или Пекине, прежде всего, думают, не окажутся ли потерянными навсегда активы, которыми они владеют. А наши реалии таковы, что, с позиций природы, настоящей уссурийской тайги уже не осталось. Кедровники и ясеневники вырублены, по Красной книге Приморья так и не найдено понимания: какие виды надо спасать, а какие могут и дальше оставаться без внимания, многочисленные экологические угрозы проекта «дальневосточного гектара» и не поднимаются… Этот список можно длить почти до бесконечности, но надо что-то и делать.

- С начала 90-х у нас в крае предлагается развивать точки роста. «Зеленую экономику» тоже лучше развивать «точечно» или же как-то равновесно по территории всего региона?

- Для роста экономики и для привлечения инвестиций всегда создаются «точки роста», где финансы, инфраструктура и капитал собираются в «кулак». Иначе говоря – неравномерность и неравновесие – это норма для экономического развития. Мы с моим институтским коллегой, ГИС-специалистом Евгением ЕГИДАРЕВЫМ разработали начальный базовый вариант зонирования региона по степени инвестиционного присутствия и отобразили на карте. А чтобы понять неравномерность экономического пространства, мы осуществляли расчеты, используя опыт применения специфического «индекса дикой природы» как основу для эколого-географического районирования территорий. Проще сказать – выделили и показали те районы, которые в значительной степени уже изменены антропогенным воздействием, от тех, где успешно сохраняется естественная природа.

Получилось, что примерно на десятой части территории существует инвестиционная экономика. Но что происходит на оставшихся 90% края, и какая там экономика - это вопрос! Здесь отмечу, что территории высокой природоохранной ценности, а это федеральные и региональные ООПТ, как и все иные территории, включенные в хозяйственную деятельность с сельскими, лесными, прибрежно-морскими ее типами, пронизываются финансовыми потоками. Бюджетные средства поступают в самые удаленные районы и села. Вертикальные потоки, что идут «сверху», контролируются властью или важным бизнесом. Допустим, что мы обращаемся к понятию «зеленая экономика» (ЗЭК). В ее сути должно исполняться требование – наименьшего допущения вреда окружающей среде, той, что обеспечивает приемлемое местообитание и жизнедеятельность человека. Важно здесь подчеркнуть, что «освоение» или присвоение природных ресурсов – это тоже остается в ЗЭК!

А если мы обратимся к мысли: а какой должна быть настоящая «зеленая экономика», предназначенная для самой природы? Первое, что приходит в голову, это то, что где-то должно быть минимизировано само присутствие человека, чтобы на территории не привносилось значительных антропогенных воздействий.

Далее, фактически «на земле», горизонтальную структуру локальной экономики составляют мелкое предпринимательство и инициативы сельчан, которые «крутятся» и изыскивают средства к существованию. У некоторых это получается хорошо, у других – не очень. Вот именно они реально соприкасаются с природой и знают, где и что можно поймать и что попытаться добыть и реализовать. Но в качестве субъекта инвестиционной деятельности обычных сельчан, промысловиков, рыбаков и охотников никто не считает.

- Кто в «зеленой экономике» края может представлять Природу?

- Считаю, что в Приморье - это амурский тигр, у которого фактически есть и «своя» территория. Нельзя не признать и его официально-имиджевый национальный статус, акцентированное внимание к нему, в том числе и первых лиц. Прикасаясь к «тигриной проблеме» с 1980-х годов, отмечу позитивность того, что наше государство интересуется тигром на регулярной основе, и осуществляет вполне конкретные, но разовые действия в его пользу. Это само по себе замечательно, но экономика – это системность, а в системе реальная ситуация: - «Человек vs. Тигр» или Общество против Природы!

Как же это получается!? Существует как минимум две официальные экономики – инвестиционная и монетарная - та, что с бюджетным приливом некоторых средств к населению и промышленности. Но ведь есть еще официальное заявление нашего государство о том, что тигр ДОЛЖЕН быть сохранен в нашей стране! Следовательно, у нас есть и «экономика тигра», назовем ее для краткости - «тигрономикой».

Тигр не ведет бухгалтерию, не пишет отчетов. За него это делают уполномоченные государством люди и институты - разного рода ООПТ и неправительственные экологические организации и фонды. Сейчас основное внимание обращается на то, сколько было и сколько сейчас тигров, кто и как мог «обидеть» тигра. По сути, это и есть та основная отчетность, которая устраивает Москву и тех, кто составляет отчетность. Но где и как оказывается выделенной, проявленной тигрономика? А нигде и никак! Например, часто утверждают, что охотничьи хозяйства, лесники и егеря, должны быть заинтересованы в сохранении амурского тигра. Но почему «должны»?

Тигр не включен в инвестиционную экономику, нет его и в бюджете поддержания благополучия его среды – то есть охотничьих животных и лесных земель. Численность охотничьих животных в крае низка, а лес как рубили, так и рубят, еще и пожары, и болезни деревьев, и новые владельцы гектаров… Звучит непривычно – платить людям за то, чтобы тигр жил и размножался. Но фактически мы за это платим. Так, есть выплаты за потраву домашнего скота, а с другой стороны - неискоренимое браконьерство, незаконные рубки леса, которые по традиции предпочитают решать карательными мерами, а не экономической поддержкой.

Тигрономика пока не существует в планах руководства страны и нашего края. А ведь сегодня экономика тигра – это досуг и побочные занятия жителей и гостей Приморья, где лишь верхушка представлена «зеленым туризмом» на особо охраняемых природных территориях или «зеленой технологией» в марикультуре. Тигр везде присутствует на логотипах, и беспрецедентная для нашей страны активность экологических организаций на юге ДФО также поддерживается самим фактом обитания здесь амурского тигра. К примеру, в Китае, в сопредельных с Приморьем районах, тигр уже стал не только природоохранным, но и экономическим объектом. Под него даже высвобождаются занятые человеком районы.

Нам нужны серьезные разработки. И не только подсчеты биологов по численности тигра, необходима разработка моделей, касающихся того, каким образом у нас предотвратить противостояние, конфликты, конкуренцию человека с уникальным хищником.

МНЕНИЕ

- Рассматривая перспективы сохранения популяции тигра, следует представлять: какое воздействие на нее оказывает и может оказывать крупный бизнес и иностранные инвесторы, и что полезного и вредного природной среде можно ожидать от лесорубов или от развития Свободного порта Владивосток. По нашим предварительным расчетам, при оценке и характеристике тигрономики надо брать во внимание минимум 70% территории края.

Пока мы еще имеем возможности достаточно гармонично обеспечить сосуществование амурского тигра и человека. Это и надо делать, а не рисовать в стратегиях территориального развития амбициозные планы по созданию новых дорог, как и других форм расчленения последних целостных участков уссурийской тайги линейной и площадной инфраструктурой, газопроводами и ЛЭП.

На фото: Профессор Владимир Бочарников: Тигр не ведет бухгалтерию, не пишет отчетов.

Фото автора

Виктор КУДИНОВ.  Газета «Золотой Рог», Владивосток.

 

 

 

 

Автор:




Новости партнеров









Новости раздела








Комментарии

  • Правила пользования функцией «Комментарии» на сайте Zrpress.Ru
  • Запрещается:
    1. Нецензурная брань.
    2. Личные оскорбления в любом виде.
    3. Высказывания расистского толка, призывы к свержению власти насильственным путем, разжигание межнациональной розни.
    4. Проявления религиозной, расовой, половой и прочей нетерпимости или дискриминации.
    5. Публикация сообщений, наносящих моральный или любой другой урон любому лицу (юридическому или физическому).
    6. Использовать в имени (нике) адреса веб-сайтов, грубые и нецензурные выражения.
    7. Совершать любые попытки нарушения нормальной работы функции «Комментарии» и сайта.
    8. Осуществление прямой рекламы в сообщениях.
    9. Помещение сообщений, содержащих заведомо ложную информацию, клевету, а также нечестные приемы ведения дискуссий.
    10. Мнения авторов комментариев может не совпадать с мнение авторов материалов и администраторов сайта. Администраторы имеют право удалить, отредактировать, перенести или закрыть любое ваше сообщение в любое время по своему усмотрению. Оставляя сообщение в «Комментариях», будьте взаимно вежливы и культурны, старайтесь не нарушать установленный порядок.

 

Авторизация:


Анонимно
Авторизовано
E-mail:
Пароль:
Loading...

MarketGidNews