Курсы валют ( )
USD: 76.44 р. 100 JPY: 72.88 р.
EUR: 90.45 р. 10 CNY: 11.41 р.
Индексы ( )

|

Finam

Новости finance.comon.ru

LentaInformNews

Как бизнесу Приморья пополнять бюджет, а не места заключения

17 Ноября 2012, 21:41 | Приморье

Ежегодно в России возбуждается до 130 тыс. уголовных дел экономической направленности

Объяснений росту экономических уголовных дел есть немало: некоторые предприниматели и бизнесмены берут кредиты и займы, изначально имея твердые намерения их не возвращать, получают на реализацию товар, а вырученные деньги отдавать не торопятся. Эти, а также другие способы отъема чужих денег на «профессиональном» языке определенного круга людей называют знакомым многим словом «кинуть». Имеют они толкование и на языке Уголовного кодекса – «мошенничество», статья 159 УК РФ. Это «хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием».

Правда, ситуация имеет и другую сторону – использование данной и иных статей Уголовного кодекса в конкурентной борьбе бизнесменов и в целях устранения с экономического поля нежелательных персон. Расплывчатостью понятия «мошенничество» не раз пользовались те, кто пытался убрать с пути конкурента, организовать на бизнесмена давление.

Не случайно в ряду законопроектов по декриминализации законодательства, связанного с бизнесом, появились предложенные Верховным судом поправки в Уголовный кодекс с расшифровкой понятия «мошенничество». Госдума одобрила их в первом чтении, к статье 159 предложено добавить еще пять: мошеннические действия с кредитами и выплатами, с банковскими картами и страховками, в сфере инвестиций и компьютерной информации. Правда, политики и эксперты разошлись в оценке документа, так что когда и в каком виде закон окажется на выходе – пока не ясно, значит, живем и работаем в рамках существующего.

Как обстоят дела с уголовным преследованием предпринимателей в Приморском крае, за что они чаще всего оказываются на скамье подсудимых сегодня, «ЗР» решил поинтересоваться у адвокатского сообщества. Председатель Адвокатской палаты Приморского края Борис МИНЦЕВ в качестве экспертов по этому вопросу порекомендовал адвокатов Александра ВЫСОЦКОГО и Якова ШЕЙНИНА. Но наш разговор вышел за рамки поставленных вопросов, закономерно затронув проблемы сотрудничества адвокатуры, следственных органов и судейского корпуса, которое должно строиться на базовой основе – презумпции невиновности.

– Александр Иванович, Яков Самсонович, за что чаще всего привлекают к уголовной ответственности приморских бизнесменов?

Александр Высоцкий: Статистики мы не ведем, это дело следственного комитета и УВД края, но о тенденции говорить можем, и она на самом деле и по России, и по Приморскому краю не очень хорошая. Самая популярная статья, по которой возбуждаются уголовные дела против бизнесменов, – мошенничество, хотя в суд они направляются совершенно по иным составам, в том числе и менее тяжким.

Это происходит и в части так называемого квалифицированного мошенничества, то есть совершенного при отягчающих обстоятельствах, группой лиц, с крупным ущербом, возбуждают дела по этой категории порой необоснованно, умышленно отягощая события преступления, с одной лишь целью – чтобы людей арестовать, а потом уже думать, что из этого дела выйдет. Потому что по менее тяжким и средней тяжести составам суды, как правило, на арест не идут. Впрочем, должен заметить, что в последнее время тенденция изменилась и суды стали применять домашние аресты.

– То есть уголовное преследование используется как инструмент давления на бизнес?

– Нельзя под одну цель подогнать всю статистику и все события, потому что в большей степени мы имеем дело с мошенничеством в чистом виде, в том уголовно-правовом смысле, в котором в законе все это предусмотрено. Но значительный процент дел возбуждается и по иным мотивам, за которыми могут стоять и чьи-то частные интересы. То есть если вести речь о наличии либо отсутствии заказных дел, то они в практике бывают, и, к сожалению, в практике Приморского края тоже.

Проблема в том, что неисполнение гражданско-правовых обязательств истолковывается как умышленное действие, преступное. Хотя это мог быть просто коммерческий риск, не оправдавшийся в результате тех или иных решений. Вспомните, какое количество предпринимателей пострадало во время кризисов 1998 и 2008 годов. Ну, давайте их всех пересажаем, потому что у кого-то остались кредиторы, кто-то не исполнил перед кем-то обязательства…

Подобные правоотношения можно подогнать под понятие «преступление», делая их общественно опасными, хотя никакой общественной опасности они в принципе нести не могут, потому что это отношения двух юридических или физических лиц экономической направленности. В гражданском праве один из основных принципов – принцип свободы договора. Они сами решают, заключать договор или нет, сами несут риски, когда, скажем, поставляют товар без обеспечения. И, если в результате не удалось получить прибыль, это вовсе не значит, что контрагент является преступником. А у нас неисполненные по гражданско-правовому договору обязательства могут быть истолкованы как основания для привлечения по статье 159. Так что практически любой предприниматель находится в зоне потенциального риска.

– Удавалось ли вам в подобных делах защитить доброе имя предпринимателя?

Яков Шейнин: У нас, конечно, есть успешная практика, мы заканчивали дела с оправдательными приговорами, но ни один из наших клиентов не хотел бы, чтобы мы упоминали о его деле в СМИ. Пройдя все круги нашего судопроизводства, они даже не требовали компенсации морального вреда. Для них все успешно закончилось, и – слава богу. Они стараются, чтобы правоохранительные органы о них не вспомнили…

Та проблема, которую вы затронули, на самом деле – часть другой проблемы, суть которой в том, что сегодня многие законы просто не работают. У нас общество обсуждает проблему совершенствования законодательства, Госдума принимает новые законы и поправки к действующим, а ведь проблема защиты прав и интересов граждан заключается не в том, что у нас законы плохие, а в том, что даже те, которые приняты, игнорируются. Впрочем, обличительные речи в адрес суда и следственного комитета никому не интересны, потому что все это знают. Нужна какая-то конкретика.

Напомню, что в июне 2007 года произошли существенные изменения в уголовно-процессуальном законодательстве и прокурор был лишен почти всех полномочий по надзору за предварительным расследованием. Мы к этому шли очень долго, понимая, что нельзя в одном органе сосредотачивать и следствие, и надзор. Тогда же был выделен следственный комитет. Казалось, после этого должно было что-то улучшиться, но на самом деле только ухудшилось, поскольку контроль за предварительным следствием теперь осуществляет суд, специалисты которого далеко не всегда являются профессионалами в сфере предварительного следствия. И прогрессивные статьи Уголовно-процессуального кодекса в результате работают далеко не всегда.

Например, мы вправе обжаловать в суде незаконные действия следователя. По закону эти жалобы должны рассматриваться в течение 5 дней. Но по одному из дел в отношении нашего клиента (и это мы можем подкрепить конкретными процессуальными документами) жалоба гражданина была рассмотрена судом через пять месяцев! Есть и другие факты, требующие осмысления, так 90 с лишним процентов таких жалоб суд отклоняет. Или ситуация с обысками в жилище – мы никогда в уголовных делах не видели решений судов об отказе в санкционировании обысков в домах и квартирах.

Александр Высоцкий: С одной стороны, следователи вправе в соответствии с законом проводить обыск где угодно и когда угодно, с соблюдением соответствующих процедур, но налицо очевидное злоупотребление этим правом, потому что отсутствует понятие целесообразности производства этого следственного действия. Например, недавно у нашего клиента, проходящего по делу свидетелем, проводились обыски в квартире и на работе с 7 часов утра, в присутствии детей и престарелой матери. С моей точки зрения, эти действия были направлены не на то, чтобы добыть дополнительные доказательства по делу, а на подавление человека.

Яков Шейнин: Сейчас Генеральная прокуратура выходит с различными инициативами, чтобы вернуть себе полномочия по надзору за предварительным расследованием. И если это произойдет, то мы как адвокаты будем первыми «за».

– А как обстоят дела с налоговыми преступлениями, ведь далеко не все любят платить налоги?

– Таких дел после внесения поправок в УПК в последнее время стало значительно меньше. Во-первых, состав и предмет этих преступлений теперь более понятен и конкретен, поэтому серьезных проблем, в том числе процессуальных, не возникает. Кроме того, в законе прописан четкий доследственный порядок. Должно быть решение налогового органа о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности. После чего налогоплательщику должно выставляться требование об уплате налоговых обязательств – недоимки, пени и штрафов в течение двух месяцев, и по истечении этого срока, если налогоплательщик не выполняет требование налогового органа в течение 10 суток, инспекция направляет в следственный комитет соответствующие материалы.

Единственным поводом для возбуждения уголовного дела по налоговым составам (статья 199 УК) может быть заявление налогового органа о том, что налогоплательщик уклоняется от выплаты налоговых обязательств, в правоохранительные органы. Кроме того, если в рамках расследования уголовного дела или даже в период судебного следствия налогоплательщик гасит задолженность, то дело прекращается. И не надо ни с кем договариваться. Это один из важных механизмов по гуманизации уголовного и уголовно-процессуального законодательства, введенных в последнее время. Когда законодатель эту норму вносил, он преследовал основную цель – пополнение бюджета, а не мест лишения свободы.

Александр Высоцкий: Данная норма в значительной степени стимулирует налогоплательщиков к исполнению своих обязанностей. И если даже где-то кто-то решил дать «левачка», закон предоставляет ему возможность без всякой изоляции от общества и других серьезных наказаний уголовного характера возместить недоплату и работать дальше. И это нормально.

– Как вы относитесь к довольно распространенному мнению, что бизнес в России не может развиваться в жестких рамках закона?

Яков Шейнин: Кто-то из классиков сказал, что суровость российских законов смягчается их тотальным неисполнением. На самом деле проблема в том, что деятельность предпринимателей крайне заформализована. То есть у нас огромное количество контролирующих органов в виде потребнадзоров, санитарных, пожарных и прочих инспекций. Легко можно ликвидировать половину этих контролирующих органов…

Александр Высоцкий: В существующих условиях предприниматели вынуждены быть в некотором роде авантюристами, ведь, если досконально следовать всем нормам законов и правил, которые регламентируют их деятельность, успешными быть крайне трудно.

Яков Шейнин: Общество должно создавать условия для предпринимательства, а наши законы и нормативные акты, которые регламентируют их деятельность, создают немало препятствий, которые предприниматель вынужден обходить.

– Что же нужно делать для улучшения ситуации?

Александр Высоцкий: Наверное, в улучшении нуждается законодательство. Но более важным является реформирование судебной системы. Без восстановления доверия к судам мы будем заниматься только констатацией фактов. Надо также вспомнить, что один из основополагающих принципов уголовного процесса – это презумпция невиновности. И если мы хотим избавиться от проблем, то должны их поднимать, предавать огласке, включать в обсуждение гражданское общество.

Ирина БАРАННИК.

Теги:




Новости партнеров





Новости тематики





Новости раздела








Комментарии

  • Правила пользования функцией «Комментарии» на сайте Zrpress.Ru
  • Запрещается:
    1. Нецензурная брань.
    2. Личные оскорбления в любом виде.
    3. Высказывания расистского толка, призывы к свержению власти насильственным путем, разжигание межнациональной розни.
    4. Проявления религиозной, расовой, половой и прочей нетерпимости или дискриминации.
    5. Публикация сообщений, наносящих моральный или любой другой урон любому лицу (юридическому или физическому).
    6. Использовать в имени (нике) адреса веб-сайтов, грубые и нецензурные выражения.
    7. Совершать любые попытки нарушения нормальной работы функции «Комментарии» и сайта.
    8. Осуществление прямой рекламы в сообщениях.
    9. Помещение сообщений, содержащих заведомо ложную информацию, клевету, а также нечестные приемы ведения дискуссий.
    10. Мнения авторов комментариев может не совпадать с мнение авторов материалов и администраторов сайта. Администраторы имеют право удалить, отредактировать, перенести или закрыть любое ваше сообщение в любое время по своему усмотрению. Оставляя сообщение в «Комментариях», будьте взаимно вежливы и культурны, старайтесь не нарушать установленный порядок.

 

Авторизация:


Анонимно
Авторизовано
E-mail:
Пароль:
Loading...

MarketGidNews