Курсы валют ( )
USD: 75.86 р. 100 JPY: 72.92 р.
EUR: 90.46 р. 10 CNY: 11.52 р.
Индексы ( )

|

Finam

Новости finance.comon.ru

LentaInformNews

Неотразимое обаяние ленинского пацифизма

01 Января 1996, 00:00 | Дальний Восток

Принципиально иной взгляд на первую мировую имели в России только большевики, поскольку с самого начала боевых действий их позиция являлась пораженческой. Февраль только укрепил Ленина в правильности своих выводов: "Нет в мире страны, где бы сейчас была такая свобода, как в России. Воспользуемся этой свободой... Превращение современной империалистической войны в гражданскую войну есть единственно правильный пролетарский лозунг, указываемый опытом Коммуны".

Идея не новая

На этой позиции стоял Маркс. Об этом в Крымскую войну, то есть еще во времена Николая I, мечтали русские политэмигранты в Лондоне, распространяя зажигательные прокламации среди своих соотечественников - пленных солдат во Франции и Англии. Маркс под свою доктрину подводил теорию классовой борьбы, русские лондонцы легко обходились без нее, но сути это не меняет. Главная мысль - использовать человека с ружьем против вооружившей его власти - оставалась неизменной.

Большевики здесь не были первооткрывателями, они первые, у кого это получилось. Что, по правде говоря, понять совсем не просто. Пораженческая позиция в разгар войны редко бывает популярной. Недаром практически все европейские социалисты с началом первой мировой войны тут же предпочли забыть о лозунге пролетарского интернационализма и поддержали свои страны в противостоянии с противником. За что и получили от Ленина обидную кличку "оппортунистов". А те немногие западные социалисты, что твердо заняли пораженческую позицию, вроде Карла Либкнехта в Германии, быстро оказались в полной изоляции.

Наконец, сложная марксистская система, на основе которой определяется "прогрессивный" или "реакционный" характер каждой конкретной войны для большинства населения малопонятна и не очень убедительна. У народа свои критерии и оценки. Как бы повел себя марксист Ленин, окажись он в России 1812 года где-нибудь под Бородино? Как бы к его призывам отнеслись фельдмаршал Кутузов и русская армия? Не говоря уже о простом мужике с его "дубиной народной войны"?

"Мирный план"

Пораженческая позиция непопулярна во все времена, при всех режимах и при любой аргументации. В конце XX века в России это на себе испытали некоторые демократы, занявшие пораженческую позицию в чеченском конфликте. Славы не снискали и они, хотя первая (ельцинская) война в Чечне была не менее коррумпированной, бездарной, гнилой и непопулярной, чем первая мировая война. При этом Россия была также экономически, политически и психологически надломлена, а власть, мягко говоря, нелюбима народом.

Никак не объясняет успех большевиков и их собственный "мирный план". Может быть, внешняя политика Временного правительства и наводила народ на мрачные подозрения, но даже на таком фоне большевистская альтернатива выглядела (для любого здравомыслящего человека) просто ужасающе. Вчитаемся в ленинские строки, они того стоят: "Социальные" попы и оппортунисты всегда готовы мечтать о будущем мирном социализме, но они как раз тем и отличаются от революционных социал-демократов, что не хотят думать и помышлять об ожесточенной классовой борьбе и классовых войнах для осуществления этого прекрасного будущего... Если теперешняя война вызывает у реакционных христианских социалистов, у плаксивых мелких буржуа только ужас и запуганность, только отвращение ко всякому употреблению оружия, к крови, смерти и пр., то мы должны сказать: капиталистическое общество было и всегда является ужасом без конца. И если теперь этому обществу настоящая реакционнейшая из всех войн подготовляет конец с ужасом, то мы не имеем никаких оснований приходить в отчаяние".

Лев Троцкий повторял примерно ту же мысль: "Перманентная революция против перманентной бойни!"

Редкий проповедник привлекает к себе паству, обещая конец с ужасом. Столь экстремальные предложения, как правило, соблазняют немногих, формируя не течения, а лишь немногочисленные фанатичные секты. Если не мудрствовать, а рассуждать по-житейски, входя в положение рядового фронтовика, мечтавшего поскорее вернуться к жене и детям, то и тогда ленинский взгляд на будущее не мог, казалось бы, внушать солдату ни малейшего оптимизма. Наоборот, вождь беспощадно разрушал всяческие иллюзии по поводу скорого мира.

"Войну нельзя кончить "по желанию", - подчеркивал Ленин. - Ее нельзя кончить решением одной стороны. Ее нельзя кончить, "воткнув штык в землю"... Войну нельзя кончить "соглашением" социалистов разных стран, "выступлением" пролетариев всех стран, "волей" народов и т.п. - все фразы этого рода, наполняющие статьи оборонческих и полуоборонческих, полуинтернационалистских газет, а также бесчисленные резолюции, воззвания, манифесты, резолюции Совета солдатских и рабочих депутатов, - все эти фразы не что иное, как пустые, невинные, добренькие пожелания мелких буржуа. Нет ничего вреднее таких фраз о "выявлении воли народов к миру", об очереди революционных выступлений пролетариата (после русского "очередь" за германским) и т. п. Все это... сладенькие мечты...

Революционная кругосветка

Русская революция февраля-марта 1917 г. была началом превращения империалистской войны в войну гражданскую. Эта революция сделала первый шаг к прекращению войны. Только второй шаг может обеспечить прекращение ее, а именно переход государственной власти к пролетариату. Это будет началом всемирного "прорыва фронта" - фронта интересов капитала, и только прорвав этот фронт, пролетариат может избавить человечество от ужасов войны, дать ему блага прочного мира".

Коротко говоря, "мирный план" большевиков, как непременное условие успеха, предусматривал сначала тяжелейшую гражданскую войну в России, а затем, после победоносного уничтожения изрядного процента сограждан непролетарского происхождения, череду революционных войн.

Только после триумфа мировой революции и могло, по Ленину, воцариться на земле спокойствие. Т.е. вождь большевиков предлагал фронтовику очень долгий, безмерно долгий путь домой, своего рода революционную кругосветку!

"Милитарист" Милюков-Дарданелльский по сравнению с "пацифистом" Ульяновым-Лениным выглядит, пожалуй, предпочтительнее. Победить (вкупе с союзниками) ослабевшую Германию было для России все же проще, чем перекроить на пролетарский лад весь Запад. Отсюда и недоумение. Почему именно большевики добились успеха?

В чем фокус?

В октябре 1917 года большинству русских революционеров казалось, что мировая революция начнется если не завтра, то послезавтра. Декрет, провозглашенный в ночь переворота, предлагал всем участникам вселенского побоища перемирие и срочные переговоры, причем за основу брался вариант Временного правительства - справедливый мир без аннексий и контрибуций. Переполненный зал, где выступал Ленин, встретил Декрет долгими и восторженными овациями, у многих на глазах блестели слезы. Спрашивается: чему аплодировали, концу с ужасом? Вопрос, впрочем, риторический, редкий митинг понимает, чему аплодирует.

Впрочем, разгадать фокус не сложно, тем более что он довольно стар. Успех большевиков, как это водится в политике испокон веков, покоился на двух китах: обмане и самообмане - решительность большевиков объяснялась почти религиозной верой в "революционный авось" международного масштаба. Иначе говоря, одни слепые, но истово верующие, повели за собой других слепых, потерявших прежнюю веру.

При этом слепота стратегическая или, что точнее, историческая, не отменяла, естественно, сиюминутной политической изворотливости большевиков. В этот короткий исторический период большевизм продемонстрировал выдающийся талант агитатора и пропагандиста. От широких масс ленинский радикализм вроде бы не скрывался, но и всерьез до масс не доходил. Скажем, все приведенные автором выше ленинские цитаты, доказывающие, что большевики хотели революционной войны, а не мира, взяты из открытых работ, их никто не скрывал, но реально они предназначались для своих, уже подготовленных бойцов, а вовсе не для крестьянина в солдатской шинели.

Политическое "наперсточничество"

Самые первые речи Ленина о войне, мире и революции, произнесенные им сразу же после прибытия в Россию быстро подверглись серьезной корректировке с учетом настроения масс. Поймать большевистских агитаторов на политическом "наперсточничестве" не сложно, достаточно положить рядом листовки и ленинские труды одного и того же периода. Или процитировать прямые указания Ленина, вроде следующего: "Развитие этой войны одно только может нас привести к власти и говорить в агитации об этом поменьше надо. По-моему, это бы следовало в письме к агитаторам (не в печати) сообщить коллегиям агитаторов и пропагандистов, вообще членам партии".

Впрочем, трудно обвинять в мошенничестве людей, слепо убежденных в своей правоте и даже готовых отдать за нее жизнь. Это уже не столько мошенничество, сколько проповедь, иногда они схожи. Ленин, с первых своих шагов на русской земле говоривший людям неправду о том, что "заря всемирной социалистической революции уже загорелась", искренне верил в то, что если пожар еще и не загорелся пока он ехал в своем пломбированном вагоне, то завтра, уж точно, полыхнет. Он верил, что на Финском вокзале его встречает "передовой отряд всемирной пролетарской армии!"

Именно потому, что толпой манипулировали искренне и истово, большевистская агитация и получалась столь доходчивой и эффективной. И уж особенно удачно выходило, когда в строгом соответствии с рекомендациями марксизма, агитатор нажимал на своем пропагандистском аккордеоне клавиши социальной ненависти. Труднопроизносимые иностранные слова "экспроприация экспроприаторов" в России выучили самыми первыми, с легкостью уловив суть: "Грабь награбленное!"

"Сладенькие фразы"

Кстати, в знаменитом Декрете о мире можно легко обнаружить все то, за что Ленин так долго, язвительно и страстно ругал всех своих оппонентов. Декрет обращался к народам, призывая их проявить свою волю. К рабочим Англии, Франции и Германии, чтобы они вспомнили о своем социалистическом прошлом. Наконец, к буржуазным правительствам. Хотя сам же Ленин утверждал: с капиталистами о мире говорить бессмысленно, а "войну нельзя кончить "соглашением" социалистов разных стран, "выступлением" пролетариев всех стран, "волей" народов и тому подобное".

Еще недавно Ленин был твердо убежден, что все эти "сладенькие фразы" не что иное, "как пустые, невинные, добренькие пожелания мелких буржуа". Мелким буржуа в ночь октябрьского переворота пролетарский вождь, естественно, не стал, он лишь перестал быть оппозиционером, а сам стал властью.

Ну а какая власть без "сладеньких, добреньких и пустых" пожеланий?

Автор:
Теги:




Новости партнеров





Новости тематики





Новости раздела








Комментарии

  • Правила пользования функцией «Комментарии» на сайте Zrpress.Ru
  • Запрещается:
    1. Нецензурная брань.
    2. Личные оскорбления в любом виде.
    3. Высказывания расистского толка, призывы к свержению власти насильственным путем, разжигание межнациональной розни.
    4. Проявления религиозной, расовой, половой и прочей нетерпимости или дискриминации.
    5. Публикация сообщений, наносящих моральный или любой другой урон любому лицу (юридическому или физическому).
    6. Использовать в имени (нике) адреса веб-сайтов, грубые и нецензурные выражения.
    7. Совершать любые попытки нарушения нормальной работы функции «Комментарии» и сайта.
    8. Осуществление прямой рекламы в сообщениях.
    9. Помещение сообщений, содержащих заведомо ложную информацию, клевету, а также нечестные приемы ведения дискуссий.
    10. Мнения авторов комментариев может не совпадать с мнение авторов материалов и администраторов сайта. Администраторы имеют право удалить, отредактировать, перенести или закрыть любое ваше сообщение в любое время по своему усмотрению. Оставляя сообщение в «Комментариях», будьте взаимно вежливы и культурны, старайтесь не нарушать установленный порядок.

 

Авторизация:


Анонимно
Авторизовано
E-mail:
Пароль:

Популярно

Loading...

MarketGidNews