Курсы валют ( )
USD: 75.76 р. 100 JPY: 73 р.
EUR: 89.93 р. 10 CNY: 11.53 р.
Индексы ( )

|

Finam

Новости finance.comon.ru

LentaInformNews

Судьба русского в российском МИДе

01 Января 1996, 00:00 | Дальний Восток

Последнего русского канцлера, князя Александра Горчакова русские историки обычно отмечают добрым словом. Он действительно сделал для России немало, за редким исключением весьма успешно отстаивая российские интересы на дипломатической арене. Понятную симпатию у любого порядочного человека Горчаков всегда вызывал и своим независимым характером, что являлось редкостью среди тогдашних (и нынешних) российских бюрократов, а уж тем более среди дипломатов, по роду своей деятельности склонных к компромиссам.

На чужом языке

Вместе с тем особые симпатии к Горчакову всегда диктовались и еще одним существенным обстоятельством: он стал редким русским, сумевшим подняться на самую вершину внешнеполитического ведомства Российской империи. Так уж получалось, что не вполне русские по крови российские монархи доверяли это важнейшее направление государственной деятельности, как правило, таким же не очень русским министрам. Немец граф Карл Нессельроде, возглавлявший российскую внешнюю политику сорок лет, даже не говорил по-русски. Трудно найти другую европейскую державу, где бы подобное положение дел могло быть терпимо, да еще столь долго, как в России.

Поляк Адам Чарторыйский, одно время (в царствование Александра I) отвечавший за иностранные дела, не скрывая своих симпатий, отстаивал на посту русского министра преимущественно польские интересы. (Характерно, что во время восстания 1830 года бывший глава российского МИДа занял пост президента мятежного польского сената и национального правительства Польши, а после поражения восставших уехал в эмиграцию.)

Грек граф Иоанн Каподистрия, курировавший в МИДе отношения России с восточными странами, включая Турцию, делал все, чтобы с помощью русских защитить своих собратьев. Не удивительно поэтому, что именно Каподистрия позже стал президентом Греции.

Карл Нессельроде, принадлежавший к древнему германскому дворянству, известен тем, что находился под огромным влиянием Меттерниха, полностью усвоив все его взгляды, симпатии и антипатии, что в немалой степени играло на руку Вене. Там лишь огорчались иногда нерешительности Нессельроде, который, будучи по должности в русском МИДе главным (он тогда отвечал за отношения с западными странами), не всегда мог в полной мере противостоять влиянию грека Каподистрии. На одном из международных конгрессов разочарованный Меттерних с горечью заметил: "Как жаль, что Нессельроде так стушевывается!" Чтобы помочь своему протеже, австрийцы постоянно интриговали против Каподистрии и в конце концов в 1822 году все-таки добились его отставки. С этого момента Нессельроде действовал в русском МИДе, имея полную свободу рук.

"С Каподистрией, - писал историк Сергей Татищев, - исчезал из русской дипломатии последний след православно-народного направления, самостоятельного по отношению к союзникам на Западе, сознания исторического призвания России на Востоке. Не осталось ни одного русского человека на должностях послов при дворах великих держав. Все они были представлены исключительно немцам, наводнившим как коллегию иностранных дел, так и канцелярии посольств и миссий. Талантливые молодые дипломаты русского происхождения один за другим удалялись из ведомства, в котором инородцам отдавалось явное пред ними предпочтение... а если кто из русских и остался, то, подобно Горчакову, обрекался на занятие в продолжение многих лет второстепенных должностей".

Редкий русский

Александр Горчаков был не просто русским, но принадлежал к древнейшему на Руси княжескому роду Рюриковичей. К тому же учился в знаменитом Царскосельском лицее (закончил с золотой медалью), откуда вышло немало вольнодумцев, так что независимости его суждений и твердому характеру удивляться не приходится. Удивляет другое, что Горчаков сумел все-таки забраться по служебной лестнице так высоко.

Карьера потомка Рюриковичей шла крайне неровно, поскольку на нее постоянно влияли две противоборствующие силы: с одной стороны, блестящие способности князя, а с другой - его нежелание гнуть спину перед начальством. Его то награждали, то понижали в должности. Подавал Горчаков неоднократно и в отставку, так что на вершину князь поднялся довольно извилистым путем. Занимая уже высокий пост советника в Лондоне, Горчаков, выведенный из терпения бездеятельностью и ограниченностью посла России Ливена, имел неосторожность признаться одному из знакомых, насколько это невыносимо "быть живым привязанным к трупу". "Труп", узнав о подобной оценке, тут же ожил и, проявив немалую активность, добился отправки Горчакова в Рим с понижением в должности.

Широкую известность приобрела и размолвка Горчакова с шефом жандармов графом Бенкендорфом. Сам князь уже в старости так рассказывал эту историю: "Я не пользовался благоволением императора Николая Павловича вследствие неприязни ко мне графа Нессельроде. Многие годы сидел я в Вене, не получая очередных почетных наград. Любопытно, что этому способствовал один ничтожный случай, который, однако, в среде лиц, окружавших государя Николая Павловича, составил мне известность либерала, известность, для того времени весьма печальную. Как-то однажды в небольшой свите императора Николая Павловича приехал в Вену граф Александр Бенкендорф. За отсутствием посланника я, исполнявший его должность в качестве старшего советника посольства, поспешил явиться, между прочим, и к графу Бенкендорфу. После нескольких холодных фраз он, не приглашая меня сесть, сказал: "Потрудитесь заказать хозяину отеля на сегодняшний день мне обед". Я совершенно спокойно подошел к колокольчику и вызвал метрдотеля гостиницы. "Что это значит?" - сердито спросил граф Бенкендорф. - "Ничего более, граф, как то, что с заказом об обеде вы можете сами обратиться к метрдотелю гостиницы". Этот ответ составил для меня в глазах всесильного тогда графа Бенкендорфа репутацию либерала".

"Не любить России"

Неудивительно, что в полицейском досье в течение многих лет содержалась такая замечательная характеристика на потомка Рюриковичей: "Князь Александр Горчаков не без способностей, но не любит России". На самом деле Горчаков не любил Нессельроде, Бенкендорфа, Меттерниха, а из европейских стран лишь "вечную изменницу" Австрию. Но в те времена в российском МИДе и жандармском отделении это как раз и означало "не любить России". Что же касается полицейской оценки талантов князя, то здесь III Отделение против истины не погрешило. Во всяком случае, знаменитый пруссак Отто фон Бисмарк, познакомившийся с Горчаковым в 1850 году во Франкфурте, где оба исполняли должности послов при только что воссозданном Германском Союзе, называл русского дипломата своим учителем. А это недурная рекомендация.

На пост министра иностранных дел Горчакова привел неимоверный кадровый голод, который испытывал новый государь Александр II. В наследство от отца ему достались не только многочисленные проблемы, но и тяжеловесный, престарелый, во многом уже недееспособный Кабинет министров. Для Александра был очевиден провал внешнеполитического курса, проводимого отцом и канцлером Нессельроде, оставившим Россию во время Крымской войны в полной изоляции.

Свои задачи на новом посту Горчаков весьма образно сформулировал в беседе с Павлом Киселевым, назначенным послом во Францию. Он заявил, что "ищет человека, который помог бы ему уничтожить параграфы Парижского трактата, касающегося Черноморского флота и границы Бессарабии, что он его ищет и найдет". Тяжелый для России Парижский договор был заключен после поражения в войне. Эту же мысль Горчаков высказал и поверенному в делах Пьемонта в России графу Ольдоини. В своем дневнике тот пишет: "Когда речь зашла о Парижском трактате и о небольших его нарушениях, которые допускались с общего согласия, Горчаков сказал мне со всей откровенностью: "Я очень доволен, что этому трактату наносят удары перочинным ножом, в свое время мы нанесем ему удар саблей".

Чистка

Одним из первых решений нового министра стала серьезная чистка в МИДе. Киселев уехал послом в Париж, Бруннов в Берлин, Хребтович в Лондон, Балабин в Вену, Бутенев в Константинополь. Заместителем министра назначен Толстой, директором азиатского департамента Ковалевский. То, что все это русские фамилии, говорит о многом. Очевидный перекос, существовавший в течение десятилетий в российском МИДе, Горчаков устранил решительно и жестко.

21 августа 1856 года всем российским посольствам был разослан знаменитый в истории дипломатии циркуляр, отражавший новый внешнеполитический курс России, курс Александра II и Александра Горчакова: "Император желает жить в добром согласии со всеми правительствами. Единение с теми, кто в течение многих лет поддерживал с нами начала, коим Европа обязана миром, продолжавшимся более четверти столетия, уже не существует более в прежней целости... Обстоятельства возвратили нам полную свободу действий. Император решился посвятить преимущественную заботливость благосостоянию своих подданных и сосредоточить на развитии внутренних средств страны деятельность, которая будет распространяться за пределы империи, лишь когда того безусловно потребуют положительные пользы России. Говорят, что Россия сердится. Нет, Россия не сердится, Россия собирается с силами". Этот документ - явление для русской дипломатии уникальное, настолько ясно, твердо и с чувством собственного достоинства выражена в ней позиция великой державы, временно попавшей в нелегкую ситуацию.

На свой манер

Чтобы расшатать враждебную России европейскую коалицию, русский министр начал сложную игру, добиваясь сближения с Францией и подстегивая ее к противостоянию с австрийцами по поводу итальянских территорий, находившихся тогда под контролем Вены. Горчаков абсолютно верно учел здесь интересы Франции, стремившейся овладеть Ниццей и Савойей, и тщеславие самого Наполеона III, мечтавшего превзойти в воинской славе великого корсиканца. Игра дала результаты. 3 марта 1859 года между Парижем и Петербургом был подписан соответствующий секретный договор, а еще через месяц началась война Австрии с Францией и Пьемонтом, закончившаяся быстрым поражением австрийцев.

В свое время Николай I мечтал наказать австрийцев за измену силой. Горчаков не без удовольствия поквитался с Австрией на свой манер. Меттерних, прославившийся умением водить своих союзников за нос, недаром, словно предчувствуя беду, так побаивался русского князя Горчакова. Куда проще было играть против России, когда ее интересы защищал недалекий и влюбленный во все австрийское канцлер Нессельроде.

Автор:
Теги:




Новости партнеров





Новости тематики





Новости раздела








Комментарии

  • Правила пользования функцией «Комментарии» на сайте Zrpress.Ru
  • Запрещается:
    1. Нецензурная брань.
    2. Личные оскорбления в любом виде.
    3. Высказывания расистского толка, призывы к свержению власти насильственным путем, разжигание межнациональной розни.
    4. Проявления религиозной, расовой, половой и прочей нетерпимости или дискриминации.
    5. Публикация сообщений, наносящих моральный или любой другой урон любому лицу (юридическому или физическому).
    6. Использовать в имени (нике) адреса веб-сайтов, грубые и нецензурные выражения.
    7. Совершать любые попытки нарушения нормальной работы функции «Комментарии» и сайта.
    8. Осуществление прямой рекламы в сообщениях.
    9. Помещение сообщений, содержащих заведомо ложную информацию, клевету, а также нечестные приемы ведения дискуссий.
    10. Мнения авторов комментариев может не совпадать с мнение авторов материалов и администраторов сайта. Администраторы имеют право удалить, отредактировать, перенести или закрыть любое ваше сообщение в любое время по своему усмотрению. Оставляя сообщение в «Комментариях», будьте взаимно вежливы и культурны, старайтесь не нарушать установленный порядок.

 

Авторизация:


Анонимно
Авторизовано
E-mail:
Пароль:

Популярно

Loading...

MarketGidNews