Курсы валют ( )
USD: 57.65 р. 100 JPY: 51.48 р.
EUR: 69.07 р. 10 CNY: 87.45 р.
Индексы ( )

|

Finam

Новости finance.comon.ru

LentaInformNews

Российская биомедицина стремится на Дальний Восток

22 Июня 2017, 12:20 | Приморье

В Школе биомедицины ДВФУ ведут разработку инновационных лекарственных препаратов для борьбы с неизлечимыми болезнями.

 

Школа Биомедицины Дальневосточного федерального университета примет участие в проекте создания Центра протонной медицины, который станет новым словом в лечении онкологических заболеваний. Вообще, в последнее время Школа биомедицины ДВФУ активно генерирует новости об участии в различных инновационных проектах, об обнадеживающих результатах исследований по поиску активных молекул - кандидатов в лекарственные вещества, которые будут способны справиться с пока не излечимыми болезнями.

Эти работы ведутся совместно с учеными Института биологии моря, который входит в недавно созданный Национальный научный центр морской биологии, академических институтов и других научных учреждений. Точнее сказать - ученые, в том числе и ДВО РАН, оказались востребованными в крупнейшем дальневосточном федеральном вузе - и с точки зрения опыта ведения научной работы, и с точки зрения передачи знаний будущим поколениям медицинских работников и исследователей.

Директор Школы биомедицины, а с недавнего времени - проректор по медицинским вопросам ДВФУ Юрий ХОТИМЧЕНКО, и сам долгие годы трудится в Институте биологии моря, сейчас он возглавляет там лабораторию фармакологии и является заместителем директора по науке. В Школе биомедицины он стремится сохранить тот особый дух свободы в научном поиске, который некогда заложили в Институте биологии моря его организаторы академик А.В. ЖИРМУНСКИЙ и профессор П.А. МОТАВКИН.

О том, как ведется поиск новых молекул, которые когда­то, возможно, станут лекарствами, какие цели ставит перед собой самая молодая в России биомедицинская школа, «Журналу Здоровья» рассказал доктор биологических наук, профессор, Заслуженный деятель науки РФ Юрий Хотимченко.

- Юрий Степанович, как складывались ваши научные интересы, и на что в первую очередь нацелены вы и ваши коллеги по ДВО РАН и Школе биомедицины сейчас?

- Начнем с того, что я окончил медицинский институт, но будучи студентом, занимался исследованиями на кафедре фармакологии, которую в то время возглавляла выдающийся фармаколог Кира Александровна МЕЩЕРСКАЯ, а в аспирантуре Института биологии моря обучался под руководством профессора Павла Александровича МОТАВКИНА. Эти две фигуры, можно сказать, и определили круг моих научных интересов. В Институте биологии моря всегда существовала особая аура, и даже в 90­е годы прошлого века, когда многие институты находились в кризисе, там была жизнь, работала малая академия морской биологии, было много молодежи, продолжались интересные исследования. Именно там заложили основы школы дальневосточной гидробиологии, биохимии и физиологии морских организмов.

Лекарства из моря

Конечно, меня тянуло в фармакологию, поэтому вполне закономерно оказался в отделе, который возглавлял Израиль Ицкович БРЕХМАН. Это он со своей командой создал известный теперь всем лекарственный препарат - экстракт элеутерококка, ввели в научный и медицинский оборот многие адаптогены. Со временем вполне закономерно в институте появилась лаборатория морской фармакологии. Нас интересовало все, что касается морских объектов как источников будущих лекарств. Это и стало той самой темой, которой мы продолжаем заниматься и сегодня.

Одна из главных наших целей - разработка инновационных лекарственных препаратов, новых молекул и формул, которые не повторяют уже известные в мире и ранее запатентованные и помогут победить пока неизлечимые болезни. Это принципиально новые соединения, и ищем мы такие молекулы прежде всего в морских объектах. Биологическое разнообразие в море значительно выше, чем на суше, да и на суше уже почти все исследовано, а вот морские организмы (животные, растения, бактерии, вирусы) еще мало исследованы, и есть надежда, что именно там мы найдем принципиально новые лекарственные вещества. Это наше направление и в Институте биологии моря и в Школе биомедицины ДВФУ.

- Каков путь от ценного сырья до готового лекарства, и многим ли удалось его пройти?

- Для того чтобы разработать новый лекарственный препарат, нужно протестировать примерно 10 тыс. химических соединений, и, по статистике, только одно из них дойдет до аптеки - таковы, условно говоря, законы фармакологии. Поэтому поиск новых лекарственных препаратов - процесс очень дорогостоящий (по масштабам ведущих зарубежный фирм от 250 млн до миллиарда долларов). Российская фармакология и фармацевтическая промышленность долгие годы были существенно недофинансированы. В советский период основные фармацевтические фирмы и заводы находились за пределами страны - в Венгрии, Польше, Болгарии, Чехословакии, ГДР. Когда мы разошлись, выяснилось, что собственной фармпромышленности почти нет… Это были тяжелые годы и для науки, и для медицины.

Поэтому фармакологи занимались разработкой не столько лекарственных препаратов, сколько биологически активных добавок к пище (БАД), функциональных продуктов питания, - ввести их в оборот гораздо проще. Это тоже интересная штука, и здесь у наших ученых есть весомые результаты. Например, мы довели до аптеки несколько полисахаридов и созданных на их основе БАДов, в числе которых «Детоксал» и «Полисорбовит», они показали очень хорошее действие на моделях язвенной болезни желудка и обладают способностью выводить из организма тяжелые металлы, радионуклиды и другие токсические вещества. Нашим «Детоксалом» заинтересовались японцы после аварии на Фукусиме, но это другая история... А до лекарств у нас дошли только препараты, разработанные ТИБОХ ДВО РАН, такие как «Максар», «Гистохром», «Коллагеназа» и другие - немало, если иметь в виду, что это результаты не классического института фармакологии.

Логика создания лекарственных препаратов состоит в том, что всеми предварительными разработками, синтезом новых химических веществ, скринингом этих веществ на лекарственную активность занимаются, как правило, научно­исследовательские лаборатории. А когда появилось вещество - кандидат на лекарство, начинается период более глубоких доклинических испытаний, на это уходят годы. И когда мы видим, что какое­то вещество, химически синтезированное или полученное из природного объекта (растений, морского сырья), продемонстрировало определенный эффект, превышающий действие известных лекарств, или оно менее токсичное, начинаются клинические испытания, то есть наблюдения на людях, больных или добровольцах.

Эти исследования ведутся в строгом соответствии с законом и финансируются, как правило, фармацевтическими компаниями. Они проходят в учреждениях, которые имеют соответствующую лицензию, и это, пожалуй, самый дорогостоящий этап. Насколько мне известно, за последние 10­15 лет в нашей стране до новых лекарственных препаратов доведено не многим более десятка разработок. И, конечно, на международном фармацевтическом рынке Россия пока занимает очень скромное место. Но можно констатировать, что государство в последние годы повернулось к фармацевтической промышленности лицом, потому что лекарства - это элемент безопасности страны в целом. Реально заработала государственная программа «ФАРМА­2020».

В поиске молекулы

Ну а мы в этой цепочке проводим самую начальную, возможно, самую бесславную и сложную работу, потому что должны исследовать эти десятки тысяч потенциально интересных химических соединений. Благо, что сегодня в руках ученых есть передовые технологии, и то, на что еще лет 10­20 назад у ученых уходили годы, можно сделать за дни и месяцы. Современные методы высокоэффективного скрининга позволяют в течение нескольких недель тестировать сотни веществ. Вот такая приборная база сейчас есть и у нас во Владивостоке!

В мире именно в лабораториях университетов и научно­исследовательских институтов занимаются первичной фармакологической активностью, ведут поиск чего­то нового, и если у них хорошее реноме, то фармацевтические фирмы заказывают им конкретные исследования. К нам же пока, можно сказать, присматриваются и проявляют интерес. Например, недавно был подписан меморандум о сотрудничестве между ДВФУ, Фондом целевого капитала ДВФУ и Научно­технологической компанией «Мерк», которая входит в топ ведущих фармкомпаний мира. Понятно, что такое сотрудничество может открыть перед Школой биомедицины новые возможности.

- Какие исследования ведутся в лабораториях Школы биомедицины и ИБМ сейчас?

- Мы работаем по различным направлениям, например, вместе с известной в области инновационной фармацевтики российской компанией «ХимРар» Школа биомедицины проводила доклиническое испытание лекарственного вещества, которое проявляло активность на моделях болезни Альцгеймера. Наши исследования подтвердили, что молекула, синтезированная партнерами, действительно эффективна и мало токсична, они, кстати говоря, проводились в рамках программы «ФАРМА­2020».

Есть надежды

Мы изучаем фармакологию так называемых полиненасыщенных жирных кислот и их производных. Это довольно известная группа, так называемые Омега­3 полиненасыщенные жирные кислоты. Мы получаем производные этих кислот и смотрим эффект их действия на моделях нейровоспаления, которые, как правило, сопровождаются нарушением когнитивных функций. Эту работу мы делаем совместно с коллегами из Университета Сан­Диего, потому что именно там есть центр по изучению синдрома Дауна, который сопровождается нарушениями когнитивных функций. (Заметьте, не болезни Дауна, потому что они не считают своих пациентов больными, они просто другие!) Эти нарушения можно корригировать с помощью лекарственных препаратов. Мы смотрим, как влияют различные извлечения из морских объектов на процессы нейровоспаления. Получится ли лекарственный препарат? Посмотрим…

Второе направление - поиск новых молекул, которые обладают противоопухолевой активностью. С Университетом Лозанны (Швейцария) мы делаем скрининговую работу - изучаем так называемый винт­сигнальный путь, который характерен для клеток трижды негативной формы рака молочной железы. (Трижды негативная она потому, что почти не реагирует на лучевую терапию, химиотерапию и плохо поддается хирургическому лечению.) Но у нас есть мишень, которая как раз и участвует в злокачественном росте этих клеток. В ходе морской экспедиции Института биологии моря в Охотоморскую впадину мы получили глубоководный материал, а на его основе - несколько соединений, которые представляют некий интерес с точки зрения воздействия на эту мишень. Сейчас идет расшифровка их химической структуры, и, надеюсь, мы постепенно продвигаемся к новому лекарственному веществу.

Еще одна модель связана с хромосомной нестабильностью. Именно она участвует в запуске канцерогенеза (развития злокачественной опухоли) и наоборот - может участвовать в антираковом действии. Поэтому мы берем природные соединения и на этой модели ищем эффекты будущих кандидатов на лекарства.

Другое направление связано с участием стволовых клеток человека в коррекции глиобластомы - это наиболее агрессивная форма опухоли мозга, которая очень плохо поддается лечению лекарствами. На сегодня больные практически обречены… Мы показали, что некоторые стволовые клетки могут уничтожать клетки глиомы и при комбинированном лечении могут дать определенный результат. В эксперименте при лечении с участием стволовых клеток животные жили гораздо дольше, чем без них. Недавно в Институте экспериментальной медицины в Санкт­Петербурге на основе этих исследований защитил докторскую диссертацию наш исследователь и преподаватель Игорь БРЮХОВЕЦКИЙ.

Притягательный Владивосток

- Для того чтобы вести столь серьезные работы, должна быть крепкая лабораторная база. Она в Школе биомедицины есть?

- Коль скоро я пришел из Академии наук, то стал активно создавать научные лаборатории. Сегодня мы имеем такое оборудование, которого в России почти нигде нет, например, робот по выращиванию любых клеточных культур, фотонные микроскопы. Но дело не только в оснащении, но и в научном руководстве исследованиями. К счастью, в ДВФУ для привлечения ведущих ученых из России и из­за рубежа были предусмотрены финансовые ресурсы.

Например, сейчас у нас работает профессор Ацуши НАКАМУРА из Японии, к нам с удовольствием приезжают сотрудники из Курчатовского центра - заместитель директора Владимир Игоревич ШЕВЧЕНКО, профессор Виталий Геннадьевич БОРТНИКОВ. Недавно цикл лекций для наших студентов прочитал директор Центра системной биомедицины и биотехнологий Сколковского института науки и технологий Константин СЕВЕРИНОВ.

Михаил ЩЕЛКАНОВ - крупный вирусолог из Института вирусологии (Москва) руководит у нас лабораторией вирусологических исследований, ученый­биохимик с мировым именем Владимир КАТАНАЕВ руководит лабораторией фармакологии природных соединений. Центр геномной и регенеративной медицины возглавил доктор Александр КАГАНСКИЙ, который приехал к нам из Эдинбурга. Он проработал там много лет и возвратился в Россию.

- Интересно, почему не в Москву или Санкт­-Петербург, а во Владивосток?

- Потому что сейчас российская биомедицина активно развивается на Дальнем Востоке. И это мнение, можно сказать, объективное - его формируют в том числе, и фирмы, которые занимаются продажами медицинского оборудования. Вал приобретений современной техники и оборудования нарастает по мере продвижения от Москвы на Дальний Восток, и это уже тенденция.

А вообще, когда получаешь конкретный заказ и крепкую лабораторную базу для эксперимента, по большому счету, не так важно, в какой точке мира ты находишься - современные технологии коммуникаций открывают неограниченные возможности. Ну а если эта точка, кроме всего прочего, - прекрасно отстроенный кампус университета на берегу моря, то для многих Владивосток приобретает даже некую притягательность. В 2015 году мы проводили международную конференцию Future of Biomedicine, и к нам приезжали с докладами Нобелевский лауреат из Израиля Ада ЙОНАТ, члены королевского научного общества из Англии, другие известные персоны - интерес в Школе биомедицины ДВФУ есть, что, конечно, радует.

В ближайшее время, надеюсь, мы наладим более тесные связи с МГУ им. М.В. Ломоносова. И.о. ректора ДВФУ Никита АНИСИМОВ (сам выходец из Московского университета) поставил задачу более тесно взаимодействовать с различными его факультетами.

Недавно прошла презентация новой двухдипломной программы ДВФУ и Сколковского института науки и технологий (Сколтеха). Первый набор на совместное магистерское направление «Молекулярная биотехнология» состоится уже в текущем году. Как отметил вице­президент Сколтеха Александр САФОНОВ, в ДВФУ им импонирует сильная школа и лабораторная база, прекрасный кампус и студенты, которые хотят заниматься наукой и новыми технологиями.

Самый юный медицинский

- Кто сегодня выбирает Школу биомедицины, будут ли востребованы ваши выпускники?

- В следующем году будет первый выпуск фармацевтов - с этой специальности мы начинали, затем лицензировали медицинскую биохимию и «биофизику», через год - «лечебное дело». Таким образом, Школа биомедицины - вуз с классическими медицинскими образовательными программами, с той лишь особенностью, что это - самый молодой вуз в стране и построенный (в широком смысле этого слова) с учетом современных требований к такому образованию. Стоит, наверное, добавить, что его клинической базой является медицинский центр ДВФУ - учреждение, оказывающее высокотехнологичную медицинскую помощь. Таких клиник от Урала до Тихого океана больше нет. И это прекрасная возможность для подготовки классических врачей, специалистов по различным направлениям диагностики, инструментальным методам обследования и лечения.

Не сомневаюсь, что наши выпускники будут востребованы и здравоохранением, и фармацевтикой, и медицинской наукой. Фармацевты смогут работать в любой организации, которая занимается лекарственными препаратами, от их создания до продажи. Можно стать и государственным деятелем, насколько известно, Председатель Совета Федерации Валентина МАТВИЕНКО по образованию провизор.

Сегодня в Школе биомедицины обучается около тысячи человек, хотя изначально мы планировали к 2020 году выйти на цифру 900. Но, после того как были открыты медицинские программы, мы неожиданно столкнулись с потоком абитуриентов практически со всей страны. Сейчас у нас учатся представители 70 регионов России, есть ребята из Крыма, и даже из Москвы и Санкт­Петербурга.

Невысокий балл

- А выпускники из дальневосточных регионов есть?

- Они, конечно, тоже учатся в Школе биомедицины, но у наших ребят есть сильные конкуренты из других субъектов, которые имеют очень высокие баллы по ЕГЭ, и наши им уступают. Мы пытались донести эту информацию на встрече с директорами приморских школ - средний балл по ЕГЭ по всем предметам у приморских выпускников ниже, чем у абитуриентов из других регионов. А в ответ директора школ делились опытом своей профориентационной работы, рассказывали о том, как подводят ребят к выбору нашего университета. Говорить о плюсах учебы в ДВФУ, конечно, можно и нужно, но это вряд ли поможет нашим ребятам в жесткой конкурентной борьбе за место в аудитории. Надо повышать баллы по ЕГЭ!

- Насколько известно, среди ваших студентов много иностранцев, а их образовательный уровень вас устраивает?

- В Школе биомедицины обучаются студенты из 19 стран: Сербии, Монголии, Казахстана, Узбекистана, нескольких африканских и азиатских стран. Уровень их довузовской подготовки, естественно, различается, но большинство ребят хорошо образованы. Например, в прошлом году мы впервые приняли 40 студентов из Индии и ведем их обучение на английском языке. Так вот, к большому удивлению, все индийские студенты оказались со школьной подготовкой выше, чем у наших, и по биологии, и по химии, и по другим предметам.

Поскольку между министерствами здравоохранения Индии и России есть соглашение о признании российских дипломов, в следующем учебном году по просьбе индийской стороны количество студентов из Индии будет увеличено в два раза. Так что зарубежных студентов у нас с каждым годом становится все больше. Поступают предложения от врачей из ряда стран Латинской Америки на обучению в ординатуре (резидентуре).

- Можете ли вы сказать, что Школа биомедицины ДВФУ состоялась?

- Пока нет, нам еще нужно немножечко помочь, мы все­таки в самом начале пути. Учебного оборудования пока маловато. Еще два­три года, и мы крепко встанем на ноги. Хотя по публикационной активности в журналах, цитируемых базами Scopus и Web of Science, которые сейчас рекомендует Министерство образования и науки, думаю, сейчас мы занимаем 6­7­е место в России среди медицинских вузов.

Здоровые амбиции

Мы давно подумывали о двухдипломном медицинском образовании с вузами Японии или Республики Корея. Некоторое время назад такие планы можно было причислять к области фантастики, а недавно министр здравоохранения В.И. СКВОРЦОВА на одной из конференций сказала, что считает необходимым вводить двухдипломное медицинское образование, и что этот процесс начнется с Дальнего Востока. Ведь именно у нас наиболее активно развиваются процессы сотрудничества с соседями - странами, добившимися в последние годы серьезного технологического прорыва в медицине. Мы многое можем у них почерпнуть, поэтому перед международным департаментом ДВФУ стоит задача поиска университетов­партнеров.

Из последних наших новостей (может быть, это самое интересное!) - удалось сдвинуть с мертвой точки ситуацию по программе развития центра ядерной медицины. На заседании Наблюдательного совета ДВФУ в Москве, которое прошло под председательством вице­премьера Ю.П. ТРУТНЕВА, докладывалось о создании во Владивостоке на базе ДВФУ Центра протонной терапии. Это просто супертехнологии, которыми в мире обладают только отдельные страны, и мы договорились с японскими учеными и компанией «Хитачи», что попробуем с их помощью создать на острове Русском такой центр.

Как видите, мы ставим перед собой амбициозные цели. Нам хочется, чтобы Школа биомедицины ДВФУ вошла в своем предметном рейтинге в 200 лучших в мире, и, думаю, лет за пять­десять мы это сделаем, во всяком случае, бросим на это все свои силы.

- Юрий Степанович, а сами вы ведете здоровый образ жизни?

- Абсолютно! Здоровое питание, наши биодобавки. Полисорбовит у меня постоянно на столе, это раз, кроме того, регулярно принимаю пищевые волокна в виде овсяной каши, отрубей. Каждое утро сам готовлю себе завтрак. Второе, стараюсь, чтобы пища была преимущественно рыбная и водорослевая, не забываем в нашей семье про фрукты, ягоды, овощи. Не курю и практически отказался от крепких алкогольных напитков. В застолье, если есть повод, бокал или два хорошего красного вина могу себе позволить. И, конечно, очень важны физические нагрузки. Понедельник, среда, пятница - бассейн, полтора километра стараюсь проплыть. Даже если не хочется, все равно иду.

Ирина БАРАННИК. Фото автора.

Газета "Золотой Рог", Владивосток 

Автор:








Новости раздела








Комментарии

  • Правила пользования функцией «Комментарии» на сайте Zrpress.Ru
  • Запрещается:
    1. Нецензурная брань.
    2. Личные оскорбления в любом виде.
    3. Высказывания расистского толка, призывы к свержению власти насильственным путем, разжигание межнациональной розни.
    4. Проявления религиозной, расовой, половой и прочей нетерпимости или дискриминации.
    5. Публикация сообщений, наносящих моральный или любой другой урон любому лицу (юридическому или физическому).
    6. Использовать в имени (нике) адреса веб-сайтов, грубые и нецензурные выражения.
    7. Совершать любые попытки нарушения нормальной работы функции «Комментарии» и сайта.
    8. Осуществление прямой рекламы в сообщениях.
    9. Помещение сообщений, содержащих заведомо ложную информацию, клевету, а также нечестные приемы ведения дискуссий.
    10. Мнения авторов комментариев может не совпадать с мнение авторов материалов и администраторов сайта. Администраторы имеют право удалить, отредактировать, перенести или закрыть любое ваше сообщение в любое время по своему усмотрению. Оставляя сообщение в «Комментариях», будьте взаимно вежливы и культурны, старайтесь не нарушать установленный порядок.

 

Авторизация:


Анонимно
Авторизовано
E-mail:
Пароль:
Loading...

MarketGidNews